ЖЕРТВЫ «ТЕМНОГО ЦАРСТВА». В «Грозе» отразились впечатления от путешествия по Вол­ге, которое предпринял Островский летом 1856 года в составе экспедиции по изучению быта жителей Поволжья. Но не ка­кой-то определенный волжский город, не какие-то опреде­ленные лица изображены в пьесе. В драме Островского отра­жены типичные картины русской жизни того времени. В купеческих домах за высокими заборами, за тяжелыми зам­ками льются невидимые слезы, творятся темные дела; в душ­ных купеческих хоромах царят невежество, разврат и пьян­ство, брань и побои, произвол самодуров.

В атмосфере «темного царства» под гнетом самодурной силы тускнеют, чахнут живые человеческие чувства, слабеет воля, меркнет разум. Если даже человек наделен энергией, жаждой жизни, то, применяясь к обстоятельствам, он вынужден лгать, хитрить, изворачиваться.

Под давлением этой темной силы развиваются характеры Ти­хона и Варвары» и эта сила уродует их — каждого на свой лад,

Тихон подавлен» жалок, безволен, во всем безоговорочно подчиняется своей маменьке — деспоту и самодуру. Но даже гнет Кабанихи не убил в нем окончательно живые чувства. Где-то в глубине души теплится огонек — любовь к жене. Он не смеет проявить эту любовь» он не понимает сложной ду­шевной жизни Катерины и рад уехать от нее» лишь бы выр­ваться из домашнего ада. Но огонек в его душе не гаснет. Растерянный и подавленный, он проявляет любовь и жалость к изменившей ему жене, но воля его парализована, и он даже не смеет помочь своей несчастной Кате. Однако в последней сцене любовь к жене побеждает страх перед матерью, и в Ти­хоне пробуждается человек. Над трупом Катерины он впер­вые обращается к матери с обвинением: «Маменька, вы ее погубили! Вы» вы» вы…» Проклятьем звучит это многократна повторенное «вы», тем более грозным, что оно исходит от са­мого забитого, самого робкого и слабого человека. Значит, дей­ствительно рушатся устои «темного царства» и колеблется власть Кабанихи, если даже Тихон заговорил так.

Иные черты характера выработались в атмосфере «темно­го царства» у Варвары. Не желая жить в неволе и терпеть власть самодурной силы, она обманывает, хитрит» изворачи­вается. Это наконец становится привычным, и делает она это легко, весело» не ощущая угрызений совести. Варвара утвер­ждает, что без обмана жить нельзя: «Весь дом у них на обма­не держится. И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало». Ее житейская философия проста: «Делай что хочешь, только бы шито да крыто было». Однако Варвара хитрила, пока было возможно; когда же ее пробуют запирать на замок, она убегает из дому. И опять рушатся старозавет ные идеалы Кабанихи: дочь «опозорила» ее дом, вырвалась на свободу из-под ее власти.

Более всех слаб и жалок племянник Дикого, Борис Григо­рьевич. Он сам говорит о себе: «Уж совсем убитый хожу… Загнан, забит…» Это добрый и культурный человек» выделя­ющийся на фоне купеческой среды. Однако он не способен защитить ни себя, ни любимую женщину. В несчастье он лишь мечется да плачет. И не в силах возразить ничего даже на брань. В сцене последнего свидания с Катериной Борис вызы­вает презрение. Он не только боится убежать с любимой жен­щиной, как это сделал Кудряш, он опасается даже разговари­вать с Катериной («Не застали бы нас здесь!»). Покорно и трусливо звучат последние проклятия Бориса: «Ах, кабы зна­ли эти люди, каково мне прощаться с тобой… Злодеи вы! Из­верги! Эх, кабы сила!..»

Нет у него этой силы. Однако в общем хоре протестующих голосов даже этот бессильный протест знаменателен.

Начиная с первого действия, Островский постепенно рас­крывает основной конфликт драмы. Еще велика власть каба­них над окружающими, и губит их эта власть, калечит их жизнь. Но уже, как пишет Добролюбов в статье «Луч света в темном царстве», самодуры русской жизни начинают ощущать какое-то недовольство и безотчетный страх: помимо их воли, не спросясь, вырастает другая жизнь, с другими началами, и хотя она еще не видна хорошенько, но уже дает себя почув­ствовать и посылает нехорошие видения темному произволу самодуров.