Женские образы в романе М.Ю. Лермонтова. Роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» является одним из первых реалистических романов в русской литературе. Лермонтов в своем произведении рисует образ человека, в судьбе которого отразилась трагедия всего лермонтовского поколения. Напряженный поиск ответов на вопросы что есть жизнь, в чем смысл и назначение человека харак­теризует не только главного героя романа, но и многих молодых людей того времени.

«Герой нашего времени» — моногеройный роман. Все образы, со­зданные Лермонтовым, сгруппированы так, чтобы как можно более пол­но и глубоко раскрыть внутренний мир одного главного героя. Печорин не развивается, а раскрывается на страницах романа. Наиболее полное представление о характере Печорина можно получить, проследив исто­рии его «любовных похождений». В любовной теме особое значение имеют женские образы.

В каждой последующей повести Печорин оказывается в определен­ной социальной среде. Поэтому и женщины, с которыми он встречает­ся, принадлежат к разным социальным классам и представляют разные типы сознания. Вера и Ундина, Бэла и княжна Мери — женщины совер­шенно разные, но ни с одной из них Печорин не постиг настоящего счастья, которого искал.

Ундина – молодая, здоровая и энергичная девушка из маленько­го провинциального города, единственная, над кем Печорин не смог возобладать, даже не наделена именем. Ундиной ее называет Печо­рин, подчеркивая ее близость к природе (ундина — существо, соответ­ствующее славянской русалке). Напуганная способностью Печорина донести и разрушить ее мир, Ундина решается на смелый и жестокий поступок. Из-за одного только подозрения она, как существо истин­но природное, готова убить человека. Порывистость, решительность и естественность ее поведения свидетельствуют о силе характера Ун­дины. Умение притворяться (признается Печорину в любви, чтобы выманить его ночью на берег) говорит о способности добиваться сво­их целей любыми способами. Способы Ундины оказываются эгоис­тичными и жестокими. Примечательно то, что Печорин ни в чем не винит Ундину, пытавшуюся его утопить. Встреча с этой девушкой доказывает чуждость Печорина миру «честных контрабандистов», живущих по своим законам, которые неизвестны герою, его оттор­женность от них.

Схож с образом Ундины образ Бэлы, черкешенки, похищенной Пе­чориным. Бэла жила и воспитывалась среди «естественных» людей, «де­тей природы». Характерной чертой этого народа является гармония с окружающим миром. Видя гармоничность его жизни, Печорин тоже стремится обрести ее в любви к Бэле. Однако ему, человеку с развитым самосознанием, не дано ее обрести. Образ Бэлы, в основе которого ле­жит гармония, строящаяся, не дано ее обрести. Образ Бэлы, в основе которого лежит гармония, строящаяся на традициях и обычаях народа, символизирует явную чуждость Печорина и этому миру. Кроткая и в то же время сильная, любящая и не желающая покориться Бэла привлекает Печорина. Однако это лишь страстное увлечение, а отнюдь не любовь. Старый и добрый Максим Максимыч не понимает, как можно не лю­бить эту «славную девочку». Восторгаясь ее прелестью и веселостью, Максим Максимыч осуждает Печорина, охладевшего к Бэле после того, как услышал заветное «да». Бэла, также заметившая перемену в Печо­рине и плачущая в его длительное отсутствие, не упрекает его ни одним словом. Ее поведение — признак силы ее характера, способного скорее умереть, чем признать свое поражение. Ее смерть — счастье для нее и трагедия для Печорина, лишний раз убедившегося в том, что в погоне за личным счастьем он губит чужое. Находя в себе черты, сближающие его с народом, к которому принадлежит Бэла (порывистость, горячность, страстность), Печорин в то же время понимает, что этих качеств недо­статочно, чтобы обрести гармонию с миром. История с Бэлой — яркое тому подтверждение.

Княгине Мери посвящена Лермонтовым самая обширная из пове­стей, образующих роман, но в жизни Печорина Мери занимает место несравненно меньше, чем Бэла, которой посвящена небольшая повесть, и чем Вера, которой посвящена повесть, и чем Вера, которая лишь мель­кает в некоторых записях Печорина. В то время как Бэле была отдана вспышка настоящей страсти, а чувство свое к Вере Печорин осознал, в конце концов, как любовь, встреча Печорина с Мери и искание им ее любви были скорее главным приемом его борьбы с Грушницким, чем проявлением зарождающегося чувства к ней.

Рисуя Мери, Лермонтов чрезвычайно отчетливо изображает ее как человека своего времени, социального положения и своей культурной среды. Жизнь Мери — соблюдение правил светского общества, от кото­рых она может отступить, только будучи уверенной в том, что общество об то не узнает. Прямое человеческое движение княжны — помочь боль­ному Грушницкому поднять стакан — сразу же осуждается ею же самой с точки зрения общественной морали и закона приличий: великосветс­кой девушке не подобает снисходить до нужд незнакомого разжалован­ного солдата (не зная, что он на самом деле юнкер). Образ Мери слов­но бы раздваивается: с одной стороны, это холодная светская дама, уме­ющая скрывать свои чувства, пряча их за маской томности, а с другой стороны, чувствительная и ранимая натура, способная переступить че­рез приличия и первой признаться в любви молодому человеку («Вы, может быть, хотите, чтоб я первая вам сказала, что я вас люблю?»). Од­нако любовь светской женщины так же быстро надоедает Печорину, как и любовь дикарки, а разговор о женитьбе и вовсе отталкивает Печори­на от Мери.

Запись Печорина 6 июня («зачем она [Вера] не хочет дать мне слу­чай видеться с нею наедине?») многое объясняет в поведении его по отношению к Мери. Вера медлит назначить встречу с Печориным, и он надеется, что ее ревность к Мери поможет ему сломить сопротивление Веры. Уже 11 июня Печорин ловит себя на том, что он едва ли не влюб­лен в Мери. В Кисловодске его влечение к ней становится еще силь­нее, он целует при переезде через Подкумок и доводит ее до призна­ния в любви. Но как только ему удается добиться желаемого свидания с Верой, он охладевает к Мери и признается ей, что не любит ее, а Вера становится ему «дороже жизни, чести, счастья». Таким образом, Мери оказывается лишь кратковременным увлечением Печорина, с ее помо- щыо он добивается своих целей: доказывает свое превосходство над Грушницким и вызывает ревность Веры. Княгиня Мери же принима­ет это известие стойко и находит в себе силы сказать Печорину на про- щание: «Я вас ненавижу!», хотя по-прежнему его любит.

В то время как в образе Мери отображены внешние стороны харак­тера Печорина: его принадлежность к высшему обществу, его светскость, то, рисуя Веру, Лермонтов оставляет в тени все, что касается ее психо­логических и культурных связей с ее средой и обществом: она вся рас­крывается перед нами только со стороны своего чувства к Печорину. Страницы, посвященные Вере, доказывают, что она живет одною этой любовью. Вера — единственная женщина, полностью понявшая Печо­рина. И любит она не его привлекательную внешность или умение дер­жать себя в обществе, а за сложность и противоречивость его характе­ра. Ситуации, в которых показана Вера, — это только свидания с Пе­чориным или безмолвное присутствие в гостиной Литовских, когда он там бывает. Ничего не известно ни об ее образе жизни, ни об отноше­ниях с людьми, ни о ее умственном кругозоре, мы не слышим ее раз­говоров ни с кем, кроме Печорина. Кажется, что она существует вне среды, почти вне быта. Но «Вера такою и должна быть, ибо она — об­раз самой любви, беззаветной, самозабвенной, не знающей границ, пе­реступившей через запреты среды, ничего не теряющей от сознания не­достатков и пороков возлюбленного» (Е.Н. Михайлова). И только та­кая любовь может растопить ожесточенное и жаждущее сердце Печорина. В облике Веры нет светского колорита, так как светскость п искренность — понятия взаимоисключающие, а Вера — само чувство, не знающее противоречий. Однако сознание того, что Вера единствен­ная любовь Печорина, приходит к нему слишком поздно, когда он те­ряет ее навсегда. И в этом трагедия Печорина. Также трагедия в том, что все-таки даже Вере он не готов жертвовать своей свободой.

Женские образы в романе «Герой нашего времени» совершенно раз­ные и противоположные. Увлечение Печорина такими разными харак­терами свидетельствуют о сложности и противоречивости его характе­ра, в котором присутствуют черты, свойственные естественной среде и в то же время светскому обществу. Его чуждость любой социальным и культурным средам обуславливает невозможность счастья ни с одной женщины, какое бы социальное положение она ни занимала и предста­вительницей какого бы типа сознания ни была.