Жанровое своеобразие романа А.С. Пушкина. Пушкин с особым вниманием подходил к вопросу определения жан­ра своего произведения. Поэт охарактеризовал жанр «Евгения Онегина» как «роман в стихах», что говорило о том, какая «дьявольская разница» существовала для него между поэтическим и прозаическим изображени­ем одной и той же действительности, даже при сохранении той же тема­тики и проблематики. С одной стороны, роман «Евгений Онегин» явля­ется «собраньем пестрых глав», с другой — целостным произведением, в котором, благодаря жанровому синтезу предметов изображения, Пуш­кину удается соединить то, что характерно для эпоса, и то, что свой­ственно лирическим произведениям. Своему роману Пушкин придает черты, свойственные эпическому жанру: большой объем (восемь глав), две сюжетные линии, сосредоточенность повествования на судьбе час­тной личности в процессе ее становления и развития. Также с эпосом жанр произведения связывает изображение жизни, объективной дей­ствительности, быта, предметов, которые окружают человека, с помо­щью которых автор создает поргрет героя, его образ.

Вторым предметом изображения, с которым связано лирическое начало, автор делает внутренний мир лирического героя. Он явля­ется рефлексирующим героем, гак как делает происходящие в романе события предметом своего осмысления. Образ лирического героя диет Пушкину возможность ввести еще одну жизненную позицию, отличную от позиций других героев, раскрыть новые аспекты про­блематики, обсудить с читателем проблемы, которые нельзя было просто поставить в сюжете. Но в то же время многообразие функ­ций образа лирического героя делает его изображение противоречи­вым. С одной стороны, лирический герой, или Автор, — это творец художественного мира:

Я думал уж о форме плана

И как героя назову;

Покамест моего романа

Я кончил первую главу.

С другой стороны, лирический герой выступает в роли друга героя, является участником происходящих событий: «Онегин, добрый мой приятель». Такая неопределенная позиция, занимаемая лирическим ге­роем, является программным противоречием в романе. Но Пушкин, замечая его наличие, писал: «Противоречий очень много, но их испра­вить не хочу».

Являясь своеобразным хроникером жизни героев (поскольку пись­мо Татьяны и стихи Ленского оказываются у него), он также не забыва­ет о том, что он их друг и вправе давать оценки поступкам:

Но не теперь. Хоть я сердечно

Люблю героя моего,

Хоть возвращусь к нему, конечно,

Но мне теперь не до него.

Благодаря образу повествователя возможен легкий переход от темы к теме. Именно с помощью такой свободной манеры повествования Пушкину удается передать «даль свободного романа», которую он «сквозь магический кристалл еще не ясно различал», в которой ему впер­вые явились «юная Татьяна и с ней Онегин в смутном сне».

Лирический герой может обсуждать с читателем литературные воп­росы, вопросы философского характера, переход от его романтических взглядов к реалистическим. Все это происходит благодаря созданной им иллюзии диалога с читателем. Именно в иллюзии дружеской беседы зак­лючается легкость повествования. Пушкин делает из своего читателя человека, принадлежащего к его близкому кругу друзей. Он предостав­ляет читателю возможность почувствовать себя в дружеской обстанов­ке, понять, что Пушкин относится к нему как к старому другу. И по представлению поэта, читатель должен знать, каким бывает «Дельвиг пьяный на пиру», а, следовательно, являться поистине близким другом Пушкина. Именно с таким читателем, в котором Пушкин видел своего друга, он мог «заболтаться донельзя».

Одной из задач, которую ставил перед собой поэт, создавая образ ли­рического героя как повествователя, было введение лирических отступ­лений. С их помощью поэт показывает эволюцию взглядов повествова­теля от романтизма к реализму:

Иные нужны мне картины:

Люблю песчаный косогор…

Теперь мила мне балалайка

Да пьяный топот трепака…

Мой идеал теперь — хозяйка,

Мои желания — покой,

Да щей горшок, да сам большой.

Также важнейшими функциями лирических отступлений является введение пейзажа:

Но вот уж лунного луча Сиянье гаснет.

Там долина Сквозь пар яснеет.

Там поток Засеребрился…,

создание образа среды, формирующей внутренний мир героев, что очень важно для Пушкина-реалиста (среда дворянской молодежи).

Пушкин оставляет финал произведения открытым, в чем сказыва­ется новое, реалистическое качество романа в стихах, как и то, что он относится к жанру, соединяющему два художественных мира — пушкин­ской поэзии и пушкинской прозы. Именно такая удивительная способ­ность Пушкина с помощью открытого финала создать свое произведе­ние «как целостный, замкнутый в себе художественный организм» (Ю.М. Лотман), подвигла Гоголя сказать о творчестве поэта следующее: «Слов немного, но они так точны, что объясняют все. В каждом слове бездна пространства; каждое слово необъятно, как поэт».