«ЗДЕСЬ В МИРЕ РАСШИРЯТЬ НАУКИ ИЗВОЛИЛА ЕЛИСАВЕТ». М. В. Ломоносов жил в Российской империи, созданной Пет­ром I. Россия в начале XVIII в. стала великой мировой держа­вой. Но ее промышленность, наука, культура, просвещение во многом находились еще в рамках средневековья, в то время как в Европе все больше утверждалось Просвещение, происходили промышленные и научные революционные преобразования. Что­бы укрепить и расширить реформы Петра I, необходимо было создавать национальную русскую промышленность, науку, куль­туру, литературу.

Передовым русским людям того времени были близки идеи Просвещения, особенно идея просвещенного абсолютизма. Они были уверены, что только царь, обладающий самодержавной властью, в состоянии провести необходимые прогрессивные преобразования в огромной Российской империи.

Как и другие русские приверженцы Просвещения, М. В. Ло­моносов свою основную задачу в научной и литературной деятель­ности видел в служении Отечеству, в борьбе «за общую пользу, особливо за утверждение наук в Отечестве».

Величайший ученый России, академик, по своим обязаннос­тям академического стихотворца должен был обращаться к ца­рям России с одами, написанными к придворным торжествам. На ученых русские самодержцы смотрели прежде всего как на своих прислужников. Оды должны были воспевать самодержцев России, восхвалять их добродетели.

В своих одах Ломоносов не столько восхвалял реального само­держца, сколько призывал его, в духе идей «просвещенного абсо­лютизма», укреплять национальную мощь России, развивать про­мышленность, науку, искусство.

В «Оде на день восшествия на престол Елисаветы Петровны» Ломоносов воплотил свое понимание роли просвещенного само­держца.

В начале оды, посвященной дочери Петра I, он восхваляет не саму царицу, а мир, отсутствие войны, когда народ может наиболее полно развиваться:

Царей и Царств земных отрада,

Возлюбленная тишина,

Блаженство сел, градов ограда,

Как ты полезна и красна!

Ты сыплешь щедрою рукою

Свое богатство по земли.

Под солнцем нет ничего прекраснее мира и Елисаветы, кото­рая мир

…в Россию возвратила

Войне поставила конец.

Умолкли звуки пушечных выстрелов и в мирной стране начи­нается столь милое сердцу поэта дело:

Здесь в мире расширять науки Изволила Елисавет.

Так Ломоносов славит утверждение Елисаветой Петровной нового устава Академии наук, по которому средства на содержа­ние академии были увеличены вдвое.

Затем Ломоносов напоминает царице о ее отце — Петре I. Он говорит, что Петр I России был послан Богом, что он был челове­ком, каких не знала земля русская от века:

Сквозь все препятства он вознес Главу, победами венчанну,

Россию, грубостью попранну,

С собой возвысил до небес.

Ломоносов вспоминает не только военные победы Петра, но прежде всего славит его за покровительство наукам. А далее он рисует широкую панораму необъятной Российской империи, кото­рая благодарит Елизавету за мир. Но это «земель пространство», каким наградил всевышний царицу, «требует… искусством ут­вержденных рук», т. е. людей, которые могут грамотно управлять страной, развивать ее промышленность, ремесла, науки. По твердо­му убеждению Ломоносова

…может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

А заканчивает свою оду, посвященную Елизавете Петровне, русской императрице, Ломоносов так:

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастный случай берегут.

Так ода царице превратилась в оду любимой России, ее людям, ее науке. И до сих пор оды Ломоносова призывают к труду и под­вигу ради России. В этом сила и жизненность поэзии М. В. Ломо­носова.