ЯЗЫК КОМЕДИИ А. С. ГРИБОЕДОВА «ГОРЕ ОТ УМА». Комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума», написанная между 1815 и 1820 годами и увидевшая свет в 1824 году, остается в русской литературе величайшим памятником. Автор, говоривший о себе: «Я как живу, так и пишу свободно и свободно», создал произведение, ознаменовавшее становление нового для русской ли­тературы XIX века, реалистического художественного стиля.
Грибоедов говорил также, что стремится изображать «натуру событий », которая была для него одновременно источником и пред­метом искусства. Но при этом он не ставил своей целью копиро­вание действительности, натуралистические образы он называл карикатурами: «Карикатур ненавижу, в моей картине ни одной не найдешь. Вот моя поэтика». Это была поэтика художника-реалиста, силой искусства преображающего «натуру событий», умеюще­го выделить в ней самое существенное и типическое. Таким же художником-реалистом и новатором был Грибоедов и в области литературного языка. В решении вопросов языка он опередил боль­шинство писателей — своих современников. Критик Орлов счи­тал, что наряду с Крыловым и Пушкиным, Грибоедов был подлин­ным создателем нашего литературного языка. С одной стороны, он стремился уйти от гладкого, обезличенного языка светских любовных комедий, которым писали модные в те времена драма­турги. С другой — старался избавить свой стих от тяжеловесных приемов старинной книжной речи.

Своей художественной задачей Грибоедов считал обогащение литературного языка практикой живой разговорной речи. Поэтому в «Горе от ума» он широко использовал разговорный язык и, кроме того, наделил каждого из своих персонажей своей особой речевой характеристикой. Так, речь Скалозуба насыщена военными терми­нами, фразами, похожими на военные приказы, грубыми воинскими выражениями: «ученостью меня не обморочишь», «учить по-наше­му: раз, два». Речь Молчалина немногословна, вкрадчива, деликат­на, наполнена почтительными словами. Бывалая московская бары­ня Хлестова говорит грубоватым, бесцеремонным языком, ярко от­ражающим ее сущность. Очень разнообразна, богата оттенками речь Чацкого. В ней звучит то романтическая чувствительность, пламен­ная страстность, то жесткая сатира, обличающая пороки фамусов- ского общества. При этом он способен точно и выразительно лишь двумя-тремя словами обнажить низкую сущность представителей этого общества. Герой тонко чувствует своеобразие и богатство род­ного языка. Будучи человеком высокой культуры, он редко прибе­гает к иностранным словам, сознательно делая это своим принци­пом: «чтоб умный, бодрый наш народ хотя по языку нас не считал за немцев». Подобного вовсе не скажешь о речи барской Москвы, в котором проступает чудовищная смесь французского с нижегород­ским. Грибоедов тонко и зло высмеивает в своей комедии тот факт, что в большинстве своем представители дворянства не владеют сво­им родным языком.

Литературная общественность 20-х годов XIX века была вос­хищена тем мастерством, с каким Грибоедой «переложил в непри­нужденные рифмы» живой «разговорный язык». Говоря о стихот­ворных комедиях того времени, критик В. Ф. Одоевский писал: «У одного Грибоедова мы находим непринужденный, легкий, со­вершенно такой язык, каким говорят у нас в обществах, у него одного в слоге находим мы колорит русский». Блеск и народ­ность стихотворного языка комедии Грибоедова вызывали востор­женные отзывы не только его современников. И. А. Гончаров, на­писавший в 1872 году литературно-критическую статью «Мильон терзаний», которая до сих пор остается классической работой о комедии «Горе от ума», был восхищен его разговорной живостью, афористичностью и меткостью. «Соль, эпиграмма, сатира, этот раз­говорный стих, — писал он, — кажется никогда не умрут, как и сам, рассыпанный в них острый и едкий, живой русский ум, кото­рый Грибоедов заключил, как волшебник духа какого-нибудь, в свой замок, и он рассыпается там злобным смехом. Нельзя пред­ставить себе, чтоб могла явиться когда-нибудь другая, более есте­ственная, простая, более взятая из жизни речь. Проза и стих сли­лись здесь во что-то нераздельное, затем, кажется, чтобы их легче было удержать в памяти и пустить опять в оборот весь собранный автором ум, юмор, шутку и злость русского ума и языка».

Стих комедии, так же как ее язык, поразил современников своей непринужденностью и естественностью. Используя привыч­ный шестистопный ямб, он в то же время перемежает его другими размерами — от одностопного до пятистопного. Благодаря этому его стих становится легким, красочным и многообразным. Сама стихотворная форма в «Горе от ума» несет много нового. Здесь автор добился удивительной легкости стиха, который почти не­ощутим в диалоге и вместе с тем является необыкновенно чет­ким и выразительным. Вольная манера письма Грибоедова подго­товила переход русской драматургии, в частности комедии, к про­заическому языку.

Он создал произведение, которое до сих пор остается в русской литературе величайшим памятником языкового реализма, отра­зившем в себе все разнообразие, всю гибкость живой русской речи. Он обратился к богатствам общенародного национального языка и многое почерпнул из них. С другой стороны, и его творческая работа сделалась общенародным достоянием. Мы часто произно­сим: «блажен, кто верует…», «счастливые часов не наблюдают», «свежо предание, а верится с трудом», — не замечая даже, что гово­рим стихами Грибоедова.