“Я весь мир заставил плакать над красой земли своей…”
Стихи Б. Пастернака — одного из самых выдающихся поэтов XX века — необыкновенные, яркие, образные, музыкальные. Умение в нескольких строках показать живость, удивительную неповторимость самых, казалось бы, обычных явлений дано не каждому.

Свою манеру написания Пастернак сам определял как стремление “поймать живое”, “мгновенную, рисующую движение живописность”.
Текли лучи. Текли жуки с отливом,
Стекло стрекоз сновало по щекам.
Был полон лес мерцаньем кропотливым,
Как под щипцами у часовщика.
Природе в лирике поэта принадлежит центральное место. Однако это не просто любование пейзажем, не только взгляд со стороны — это глубокое погружение в жизнь, в бесконечные грани кристалла мироздания. Неудивительно, что многие стихи Пастернака несут на себе отблеск редкостной проникновенности, озаренности. Так, наметанным глазом внимательный поэт замечает “намокшую воробышком сиреневую ветвь”, весенние каштановые шатры, улавливает сходство грачей с обугленными грушами. Увиденные под необычным углом зрения самые привычные картины помогают нам проникнуться ощущением необыкновенной прелести и непостижимости бытия.
Рассвет расколыхает свечу,
Зажжет и пустит в цель стрижа. Напоминанием влечу:
Да будет так же жизнь свежа!
В стихотворениях Пастернака природа не умеет быть неживой, неодушевленной, потому что пейзаж здесь существует на равных правах с автором, с людьми вообще. Поэт настолько очеловечивает окружающий мир, что, гуляя с ним по полям, лесам, любуясь закатом, весной, дождем, мы имеем дело, по большей части, не с природными картинами, а с их характерами, внутренней жизнью:
И вот ты входишь в березняк.
Вы всматриваетесь друг в дружку.
Для Пастернака важен не только его собственный взгляд на природу: поэт убежден, что деревья, камни, земля чувствуют настроенного на общение человека, могут объясняться от собственного имени, используя доступные им средства. Именно поэтому в стихотворениях Пастернака природа часто внимательно вглядывается в поэта, или даже перенимает его умение писать.
Отростки пивня грязнут в гроздьях
И долго, долго, до зари
Кропают с кровель свой акростих,
Пуская в рифму пузыри.
Поэт верно замечает, что у природных явлений свои симпатии, характер, даже хобби: гром увлекается фотографией, ручьи поют романс. Сходство с человеком можно найти и у мороза, покрытого гусиной кожей, и у зимы, которая “белой женщиной мертвой из гипса наземь падает навзничь”. Внимание к тонкостям, деталям помогает поэту создать точные и незабываемые образы.
Но вот приходят дни цветенья,
И липы в поясе оград
Разбрасывают вместе с тенью
Неотразимый аромат.
Пастернак постоянно ощущает дыхание вселенной. Он убежден, что “и через дорогу за тын перейти нельзя, не топча мирозданья”. Поэзия, по мнению Пастернака, растворена в окружающем мире, она везде, она “валяется в траве, под ногами, так что надо только нагнуться, чтобы ее увидеть и подобрать с земли”. Просторы земли поэт сравнивает с внутренностью собора и счастлив от сознания того, что ему удается иногда услышать далекие отголоски хора мироздания.
Природа, мир, тайник вселенной,
Я службу долгую твою,
Объятый дрожью сокровенной,
В слезах от счастья отстою.