Художественный метод в драме «Гроза». «Художественность, например, хоть бы в романисте, есть способ­ность до того ясно выразить в лицах и образах романа свою мысль, что читатель, прочтя роман, совершенно так же понимает мысль писателя, как сам писатель понимал ее, создавая свое произведение — так писал Ф.М. Достоевский в статье «Об искусстве». К сказанному можно доба­вить то, что произведение любого жанра и стиля только тогда является совершенным и законченным, когда оно обладает органическим един­ством формы и содержания.

Островский на протяжении своей литературной деятельности ис­пробовал множество областей: начал он с написания очерков и даже сочинял стихи, позже все чаще стал обращаться к драматургии, причем он создавал пьесы с различной тематикой — как комедии, так и исто­рические и психологические произведения выходили из-под его пера. Несмотря на это разнообразие, Островский все-таки отдавал предпоч­тение написанию пьес. Именно в них его художественный метод, ху­дожественность его произведений достигла пика своего развития.

По подсчетам исследователей, за 40 лет творчества он сочинил около 50. Начало его литературной деятельности пришлось на 50-60-е гг., когда многие русские писатели стали возлагать большие надежды на театр как воспитательную силу. Укрепление драмы на российской сцене требовало привлечения к себе внимания зрителя. Для этого был необходим герой, который бы вызывал сочувствие своей борьбой и отличался бы от опы­та предыдущих поколений писателей.

Островский не смог найти такого героя среди мужчин, и централь­ным персонажем его пьес становится женщина (таковы пьесы «Гроза», «Бесприданница», «Без вины виноватые»). И действительно, оглянув­шись назад, с изрядной долей уверенности можно сказать, что таких ге­роинь, как в пьесах этого драматурга, в творчестве известных на то вре­мя писателей еще не встречалось.

Произведения Островского не являются «пьесами для чтения», они написаны только для театра, для показа на сцене и потому, наверное, в книге не сразу видно то, что легко понимается из зала.

Очевидно одно: произведения Островского реалистические и неко­торые критики даже считают, что такое количество бытовых подробно­стей, какое встречается в его пьесах, недопустимо для сцены, что это нарушает ее законы. Но, как показывает практика, эти подробности были необходимы. Островский первым в русской литературе обратился к миру купцов, и для того, чтобы познакомить читателя с неизвестны­ми ему ранее героями, нужно было до мельчайших подробностей опи­сать быт и нравы этого сословия, иначе бы существовала возможность неверного истолкования зрителем того, что же хотел донести до него драматург своим произведением, в лице нового героя. Это было главным принципом творчества писателя.

Действительность, из которой художник черпает содержательный материал, — это «жизнь без начала и конца» (по выражению А.А. Блока). А художественный метод, этот довольно сложный литературо­ведческий термин, можно тогда объяснить как тот способ, которым автор передает эту действительность в своем произведении; это об­щий принцип творческого отношения художника к познаваемой им действительности. Иными словами, это то, как он «пересоздает», пе­реосмысливает и трансформирует в своем сознании окружающий его мир, реальность. И тем оригинальнее художественный метод Остро­вского в драме «Гроза», что предметом авторского интереса, а, следо­вательно, и отображения, стал образ, ранее не присутствовавший в произведениях русских писателей.

Так, в «Грозе», изобразив, например, сцену, когда Кабанова «пилит» своего сына, а заодно и невестку (причем, без очевидного на то повода, как обычно она это делает), Островский передал атмосферу быта купе­ческой семьи, где кто-то повелевает, а кто-то вынужден подчиняться в силу своего положения. По тем временам это была обычная ситуация. То есть автор не показывает ничего неожиданного, из ряда вон выходя­щего; жизнь в Калинове течет размеренно, по своим законам, и даже смерть Катерины в какой-то степени в порядке вещей — известно, что самоубийства в этой среде были нередки, а это заставляет задуматься: а могла ли вообще Катерина найти другой выход?

Обозначенные особенности этой пьесы наводят на размышления о ее жанре. Многие исследователи рассматривали эту проблему, и, в целом, можно выделит две тенденции. Одни называют «Грозу» социально-бытовой драмой. Для таких произведений характерны много­численные бытовые подробности, внимание к деталям, равное рас­пределение внимания зрителей между героями.

Другие исследователи считают «Грозу» трагедией. Сам Островский назвал ее драмой, но предполагают, что это была лишь дань традиции, поскольку вся предыдущая литература не имела примеров трагедии, уча­стниками которой были бы не исторические деятели. Да и саму пьесу стоит рассматривать не на уровне противоречий между свекровью и не­весткой, а как столкновение в их лице двух эпох. Тогда определение «трагедия» вполне оправдано по отношению к «Грозе».

Хотя не исключено, что пьеса была задумана Островским именно как типичная драма в пределах купеческого сословия на примере одной семьи, но по мере написания переросла в картину противостояния по­колений. То есть через любовно-бытовой конфликт был показан эпо­хальный перелом, происходящий в народном сознании.

Реальная жизнь оказалась сильнее патриархального уклада Каба­нихи (ее мир-то тоже рушится — вначале Катерина, а затем и Тихон выходят из-под контроля), но и сильнее иллюзорного мира идеальной нравственности Катерины. И, как уже говорилось, ее частная судьба приобрела общественно-исторический смысл, поскольку выразила состояние народного сознания на переломе эпох.