Высшие ценности для Горького. В своих ранних произведениях Горький предстает перед нами как истинный романтик. Романтизм предполагает утверждение исключи­тельной личности, выступающей на противоборство с миром один на один, предъявляющий окружающим исключительные требования. Он отвергает общество, считая себя выше него, и обречен на одиночество. Поэтому он находит общение лишь со стихиями, с морями, океанами, горами (таковы, например, романтические произведения А.С. Пушки­на, М.Ю. Лермонтова).

И система романтических ценностей отличается от традиционной. Так, для раннего Горького очень характерен мотив свободы, в различ­ном ее понимании. Старуха Изергиль в молодости почитала за свободу возможность идти, куда вздумается, жить там, где ей хочется, быть с тем, кто ей приглянулся. И не раскаиваться в содеянном, идти дальше, не оборачиваясь. «Я была счастлива на это: никогда не встречалась больше с теми, которых когда-то любила. Это нехорошие встречи, все равно как бы с покойниками». То есть для нее еще существует такое понимание свободы, как свобода от привязанностей. Изергиль сбежала от турка с его сыном, но позже без малейшей жалости говорит: «Мальчик? Он умер, мальчик. От тоски по дому или от любви».

В «Песне о Соколе» мы можем видеть, что Горький прославлял не­зависимость, возможность жить и поступать по своему желанию: «Я славно пожил!.. Я знаю счастье!.. Я храбро бился!.. Я видел небо!..». Ото­рваться хоть на минуту от земли, отдать жизнь за одну битву, но выйти победителем — вот ценности Сокола, это храбрость, умение жить ради одной, но яркой минуты.

Чтобы так жить, нужно быть, безусловно, храбрым человеком. «Бе­зумству храбрых поем мы славу!..» — так восклицает Горький. Но при этом нельзя не быть сильным. Это легко доказать на примере Данко. Неужели он смог бы помочь людям, вырвать свое сердце, чтобы осветить им дорогу, не имея на это сил?! Нет! «В его глазах светилось много силы». Да и само его племя ни за что бы не дошло до своей заветной цели, не обладай они достаточным мужеством и смелостью. Настоящий роман­тический герой должен дерзать, не жалея себя, он должен служить лю­дям, отдаваясь им целиком, приносить пользу. «Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко». Для него невыносима мысль, что он бездействует, он видит свое предназначение в служении людям, пусть даже и не ценящим его.

Данко выполнил свой долг, и его имя не забыто потомками. Ведь память потомков — это не менее важный принцип романтического су­ществования, герой всеми силами стремится «отметиться» в истории. Ранний Горький видел в этом цель своего творчества, иначе жизнь была бы бессмысленна: «В жизни…всегда есть место подвигам… кабы люди понимали жизнь, каждый захотел бы оставить после себя свою тень в ней. И тогда жизнь не пожирала бы людей бесследно…». Налицо некое противостояние романтической натуры окружающему миру, человек против природы, против истории. Жизнь нужно прожить ярко, достой­но, и тогда можно считать, что ты выполнил своей предназначение.

Стоит также заметить, что Горький очень часто упоминает о том, что его герои красивы и молоды (в ту пору, о которой они рассказывают). Красота и молодость тоже как бы становятся их достоинством, их «зас­лугой». Красива и горда юная Изергиль, с легкостью покорявшая серд­ца и с той же легкостью их оставлявшая. Макар Чудра рассказывает о красавце цыгане Лойко Забаре и его возлюбленной великолепной Рад­де. Красота, молодость и гордость смешиваются воедино, не мыслясь уже по отдельности. Гордая красота, красивая молодость… Оригинально смешиваются у Горького два противоположных понятия — высшая сте­пень любви к людям (Данко) и абсолютный индивидуализм, равнодушие к другим (Ларра). Композиция этого рассказа такова, что эти легенды как бы обрамляют повествование старухи Изергиль о ее собственной жизни. Она восхищается самопожертвованием Данко, осуждает индиви­дуализм Ларры, но при этом сама в молодости была очень схожа с ним.

Также несколько парадоксально выглядит у Горького понимание мудрости как высшей ценности — наряду с возвышением культа моло­дости. «Смотрели бы в старину зорко — там все отгадки найдутся». Оче­видно, писатель видел достоинства и в молодости (ее красота), и в ста­рости (ее мудрость) и не считал нужным выбирать что-то одно.

Для настоящего романтического героя соотнесенность характера с реальными жизненными обстоятельствами практически немыслима. На этом основании формируется основной принцип романтического худо­жественного мира – романтический дуализм (или двоемирие). Все вы­шеприведенные ценности не сочетаются с реальностью жизни, и поэто­му романтик всегда одинок, неудовлетворен и находится в постоянном поиске своего идеального мира.