“Высокая болезнь” Б. Пастернака. В поэме замечательного поэта и переводчика Б. Пастернака”Высокая болезнь” отразились его размышления не только о сложном времени начала XX века, но и о природе искусства, о непростом назначении поэта.

Исторически уже сложилось так, что люди искусства пропускают через себя боль и проблемы эпохи — и тем самым как бы раскрывают, обнажают их, делают более доступными для понимания следующих поколений.
Поэма “Высокая болезнь” вся построена как бы из фрагментов — воспоминаний и раздумий автора, в которых отразилось его отношение к происходящим событиям, к людям. Намеренная разорванность, внутренняя динамика повествования позволили поэту передать ход и ритм времени, неукротимое движение исторического процесса.
Сбиваясь с ног от беготни, Приносят весть: сдается крепость. Не верят, верят, жгут огни, Взрывают своды, ищут входа, Выходят, входят, идут дни, Проходят месяцы и годы.
Жизнь, окружающая поэта, полна не только величия, но и смуты, беспокойства, страданий, неуверенности в завтрашнем дне. Это — переходное время, когда “рождается троянский эпос”. Однако, с другой стороны, Пастернаку понятна вся беспощадность века, когда действительность больше похожа на содом, когда многие, не умея разобраться с новшествами эпохи, бросались “от книг на пики и на штыки”, когда не дает покоя “сосущий клекот лихолетья”, принося то голод, то разруху, то болезни.
Невыносимо тихий тиф,
Колени наши охватив,
Мечтал и слушал с содроганьем Недвижно лившийся мотив Сыпучего самосверганья.
Все эти испытания, выпавшие на долю народа, словно проверяют его на прочность и веру, в то же время постоянно обрекая на лишения и жертвы. Жизнь для многих становится ожиданием смерти.
И сон застигнутой врасплох Земли похож был на родимчик,
На смерть, на тишину кладбищ.
На ту особенную тишь.
Что спит, окутав округ целый…
Призвание поэта, который часто первым чувствует приближающиеся изменения и по-другому, чем обычные люди, на них реагирует, Пастернак называет “высокой болезнью”. Поэт и другие творческие личности всегда общались с миром на равных, и это налагало на них огромную ответственность всегда быть честным перед временем и собой (“я не рожден, чтоб три раза смотреть по-разному в глаза”), они не имеют права даже на случайные ошибки.
Благими намереньями вымощен ад.
Установился взгляд.
Что, если вымостить ими стихи, —
Простятся все грехи.
Все это режет слух тишины, Вернувшейся с войны.
Мы были музыкою мысли.
Наружно сохранявшей ход,
Но в стужу превращавшей в лед
Заслякоченный черный ход.
Но были и такие поэты как Маяковский, сумевший настолько проникнуться идеями революции, что подчинил все свое творчество нуждам эпохи и старался быть активным участником построения новой жизни.
Л сзади, в зареве легенд.
Дурак, герой, интеллигент
В огне декретов и реклам
Горел во славу темной силы…
Печатал и писал плакаты
Про радость своего заката.
О себе Пастернак говорит, что он “трезво шел по трезвым рельсам”. Оглядываясь по сторонам, он видел, что все вокруг “смотрело полным погорельцем, отказываясь наотрез когда-нибудь подняться с рельс”. И в то же время ему открывалась вся безысходность существования царского самодержавия и призрачность будущего:
И здесь появляется образ Ленина — исторического деятеля, выступившего вперед в смутное время перемен и способного повести за собой, озвучить историю:
И уставал орел двуглавый…
От стягивавшейся облавы
Неведомого мятежа….
И будущность была мутна.
Он управлял теченьем мыслей
И только потому — страной.
Так, размышляя о своем поколении, о времени, в котором живет, об испытаниях, которым жизнь подвергает человека в беспокойную переломную эпоху, Пастернак делает вывод и о роли исторических личностей:
Предвестьем льгот приходит гений
И гнетом мстит за свой уход.
Таким образом, поэт сумел не только достоверно отобразить действительность первой трети XX века, но и заглянуть в недалекое будущее своей страны.