1. Связь «Песни…» с фольклором.

2. Сближение образа Калашникова с образами былинных богатырей.

3. Возвышение в народном сознании образа главного героя.

Выражение народного идеала в «Песне про купца Калашникова» М. Ю. Лермонтова. В поэме М. Ю. Лермонтова «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» продолжена традиция обращения к историческому прошлому России, заложенная в ряде пушкинских произведений. Чтобы передать колорит эпохи, писатель обратился к жанру песни-сказания. Подобные произведения в те времена обычно исполнялись под аккомпанемент гуслей на пирах царей и вельмож. Соответственно, повествование в «Песне…» ведется от лица гусляров-сказителей, которые славят боярина и боярыню, в доме которых происходит пир. Также сказители обращаются и к царю, из чего можно сделать вывод, что и он находится в числе слушателей. Собственно царю Ивану Васильевичу формально и адресована «Песня…»:

Ох ты гой еси, царь Иван Васильевич!

Про тебя нашу песню сложили мы,

Про твово любимого опричника

Да про смелого купца, про Калашникова…

Но рассказ о семейной беде Калашникова, о его единоборстве с опричником и казни отважного купца — это уже не застольная песенка, предназначенная для увеселения царя и его приближенных. Эта простая и трагическая повесть доводится до сведения народа.

Избранный Лермонтовым способ повествования потребовал, разумеется, использования художественных средств, характерных для народной поэзии: Мы сложили ее на старинный лад,

Мы певали ее под гуслярный звон

И причитывали да присказывали.

В то же время благодаря стилизации произведения под народную поэзию ярче проступают те черты Калашникова, которые традиционны для образа народного героя. Являясь главой семьи и для своей жены и детей, и для младших братьев, Калашников четко осознает свою ответственность и за материальное благополучие своих близких, и за их доброе имя. Именно чувство ответственности и забота о дальнейшей судьбе семьи тревожит Калашникова, а не собственная участь, когда он навлекает на себя гнев царя. Не о помиловании для себя просит «удалой купец», а о царском покровительстве для своих родных: Прикажи меня казнить — и на плаху несть мне головушку повинную;

Не оставь лишь малых детушек,

Не оставь молодую вдову

Да двух братьев моих своей милостью…

Высокий идеал чести толкает Калашникова на бой с опричником. Подозрение, что жена могла поступить не так, как полагается согласно этому идеалу, заставляет Степана Парамоновича сурово заговорить с Аленой Дмитревной:

Уж ты где, жена, жена шаталась?

На каком подворье, на площади,

Что растрепаны твои волосы,

Что одежа твоя вся изорвана?

Уж гуляла ты, пировала ты,

Чай, с сынками все боярскими!..

Не на то пред святыми иконами Мы с тобой, жена, обручалися…

Чувство ответственности за родных, непоколебимость нравственных устоев, готовность отстаивать их до последнего вздоха — все это сближает образ Калашникова с образами былинных богатырей, заступников Руси. Опричнина, введенная Иваном Грозным, была страшным несчастьем для всей России. По свидетельствам историков, опричники могли делать все, что им заблагорассудится. Они подчинялись только царю, который не ставил преград их беззакониям. Обида, нанесенная опричнику, сурово каралась, словно она была нанесена самому царю.

Но в отличие от всех остальных он — Поэт и может то, на что не способны другие. Размышления о своей судьбе, и о своей роли — роли поэта, Лермонтов изложил в стихотворении «Пророк». Это стихотворение — своеобразное продолжение пушкинского с тем же названием. Пророк, стремившийся провозглашать «любви и правды чистые ученья», встречает лишь злобу и проклятия тех, в ком он стремится пробудить все лучшее. Поэт-пророк вынужден бежать в пустыню. Там живет он в согласии с природой, всеми живыми тварями и звездами. Когда же ему приходится появляться среди людей, они встречают поэта насмешками и презрением за его наготу, бедность и худобу. И никто не хочет признать того, что «бог гласит его устами». Но лирический герой Лермонтова, уже научился мысленно уноситься прочь, от толпы бездушных масок, окружающих его пестрою толпою. Хотя порой, когда шум этой толпы, разрушает очарование мечты поэта, ему хочется:

…смутить веселость их

И дерзко бросить им в глаза железный стих,

Облитый горечью и злостью!

Но такое желание поэт испытывает все реже. Все чаще его охватывает ощущение мимолетности, непрочности бытия. Его лирический герой томится тем, что уходят лучшие годы, а в душе его не остается уже ни желаний, ни любви, все кажется пустым и ничтожным и в первую очередь сама «жизнь… такая пустая и глупая штука…».

Те же мотивы звучат и в одном из последних стихотворений Лермонтова «Морская царевна». Прекрасная дочь морского царя, заманивающая героя дивной красотой, при ближайшем рассмотрении превращается в «чудо морское с зеленым хвостом». Вообще в любви лирический герой Лермонтова, несчастлив так же, как и сам поэт. В отношения влюбленных то и дело вмешиваются посторонние обстоятельства, нередко роковые, часто любовь бывает неразделенной. Лишь в мечтах еще живет идеальный образ возлюбленной:

Но верные мечты тот образ сохранили

В груди моей; тот взор, исполненный огня,

Всегда со мной.

Лирический герой Лермонтова, ощущая непрочность и быстротечность жизни и иллюзорность надежд на счастье, в конце концов примиряется с жизнью, как примиряется с судьбой и герой его последней романтической поэмы «Мцыри». Выросший в монастыре, «в душной келье», юный горец, всей душой рвется на родину. Он бежит из обители, в надежде отыскать путь домой. Три дня, проведенных на воле, для юноши дороже всей предшествующей жизни, прожитой «в тюрьме». Но мечты его неосуществимы, он никогда не найдет дороги домой. Природа, поразившая юношу своей красотой, становится преградой между ним и родиной. Перед смертью герой просит перенести его в монастырский сад, где он надеется получить привет, с недостижимой родины.

И с этой мыслью я засну и никого не прокляну!

За тринадцать творческих лет лирический герой Лермонтова, проходит сложный путь от романтической восторженности, до реалистичного восприятия мира и жизни. Если поначалу герой противопоставляет себя обществу, то впоследствии он окунается в жизнь людей, пытается понять и осмыслить ее. И хотя выводы, к которым он в конце концов приходит, не веселые, поэт примиряется с жизнью и не проклинает ее.