ВЫСШЕЕ МАСТЕРСТВО ПОЭТА. Гаврила Романович Державин, безвестный в то время мушке­тер Преображенского полка, был вовлечен в события дворцового переворота, приведшего на трон Екатерину II. Он кричал «ура» новоявленной государыне, подбрасывал свою треуголку, любовал­ся императрицей и ее подругой Дашковой. Но в его жизни с при­ходом к власти царицы ничего не изменилось. Царская служба осталась нелегкой, как и прежде.

Единственной его радостью в то время было доверие и уваже­ние солдат, которые отмечали его честность, отвагу и доброту. Дер­жавин часто читал письма, так как грамотных среди солдат было мало, писал ответные послания, помогал советом. Солдаты пели его песни, знали его стихи о солдатской дочери Наташе, мгновенно подхватывали бравые куплеты о каждом из гвардейских полков. Но сам Державин серьезного значения своим ранним стихам не придавал.

Служа в Преображенском полку, Державин пробовал созда­вать оды в подражание Ломоносову, который был для него образ­цом стихотворца. Но в оды Державина, посвященные торжествен­ным событиям или важным персонам, то и дело врывались разго­ворные словечки — и предписанный для оды «высокий штиль» пропадал. Таков уж был этот человек — не мог жить без шутки, усмешки, меткого простонародного словца.

Через 10 лет после воцарения Екатерины Второй по России прокатилась грозная буря, оставившая глубочайший след в рус­ской истории, крестьянская война, возглавляемая Пугачевым. Дыхание этой бури ощутил и Державин, к тому времени уже офи­цер, принявший участие в подавлении пугачевского восстания.

Работая над повестью «Капитанская дочка» А. С. Пушкин изу­чал исторические материалы, относящиеся к молодому Державину. Возможно, что именно черты характера Державина — честность, храбрость, откровенность — стали основой образа Петра Гринева.

Воспитанный в обычаях и нравах дворянства, Державин ви­дел в восстании только бесцельный разрушительный бунт. Он на­всегда остался верен идее монархического устройства России, на­дежду на облегчение жизни крестьян возлагал на просвещенного монарха. В «Оде на день рождения ее величества…» Державин призывал Екатерину II быть милосердной к восставшим. Если им­ператрица будет править справедливо, то:

Тогда ни вран на трупе жить,

Ни волки течь к телам стадами

Не будут, насыщаясь нами,

За снедь царец благодарить;

Не будут жатвы поплененны,

Не будут села попаленны,

Не прольет Пугачев кровей…

После возвращения из Поволжья в Петербург Державин вы­шел в отставку, а вскоре поступил на службу в департамент сена­та. Его деятельный характер и природная одаренность прояви­лись очень ярко: правитель Олонецкой губернии, тамбовский гу­бернатор, государственный секретарь и министр юстиции — вот этапы службы Державина.

В конце 70-х годов возмужал и державинский поэтический талант. Признание пришло после того, как Дашкова, президент Российской академии, прочитала его оду «Фелица» и напечатала ее в своем журнале.

«Будь на троне человек!» — призывал Державин царей. Сам он искренне стремился остаться человеком на высоких постах, которые занимал. А это было в то время очень трудно. Быть чело­веком означало для Державина «змеей пред троном не сгибаться, стоять — и правду говорить». Быть человеком означало для него уважать человеческое достоинство в каждом, чья судьба зависит от его решений.

В стихотворении «Властителям и судьям» Державин так оп­ределяет задачу тех, кто имеет власть, от самой небольшой до госу­дарственной:

Ваш долг: спасать от бед невинных,

Несчастливым подать покров;

От сильных защищать бессильных,

Исторгнуть бедных из оков.

Но думается, что не видел чиновник-поэт тех, кто способен был реализовать его призыв. Поэтому стихотворение он заканчивает такими строками:

Воскресни, боже! Боже правых!

И их молению внемли:

Приди, суди, карай лукавых

И будь един царем земли!