«Всякая благородная личность глубоко сознает свои кровные связи с отечеством» (В. Г. Белинский)

«Тихий Дон» — один из шедевров мировой лите­ратуры. Это не просто роман, а роман-эпопея, охваты­вающий промежуток в десять лет и описывающий жизнь донского казачества в годы гражданской и Пер­вой мировой войн.

С первых страниц романа автор посвящает нас в жизнь и быт казачества, дает понять, как любят ка­заки трудиться, пахать, сеять на своей земле и как не нужна им и губительна для их уклада война. Главным героем романа-эпопеи является Григорий Мелехов. На мой взгляд, этот персонаж является воплощени­ем переломной эпохи своей родины, в которую ему довелось существовать. Так же, как и родная страна, весь народ, Григорий выбирает для себя жизненный путь, совершает ошибки, терпит неудачи, теряет то, что дорого ему.

Впервые он предстает пред читателями восемнад­цатилетним юношей. Портретная характеристика, соотнесенная с историей его деда Прокофия, создает впечатление о человеке ярком, порывистом, неукро­тимом: «такой же, как у бати, вислый коршунячий нос, в чуть косых прорезях подсиненные миндалины горячих глаз, острые плиты скул обтянуты коричне­вой… кожей». В улыбке его было «что-то звероватое».

Еще заботы не бросили тени на его лицо, сердце Григория открыто для всех впечатлений жизни, на мир он смотрит доверчиво. Первым серьезным чувством стала любовь к Аксинье. И хотя увлечение Григория лишено глубины, в нем больше молодой порывистости, чем осмысленного чувства взрослого человека, видно, что сердце его способно к чувствам, страстным порывам.

Отец женил Григория на Наталье. Наталья была очень красивой девушкой, но Григорий не любил ее. Будучи горячим и страстным, он чувствовал холод­ность со стороны Натальи, и это было ему не по душе.

Но самые тяжкие испытания уготовила Григорию война. Коренным образом изменился внутренний мир Григория за время войны. Когда-то, еще до вой­ны, Григорий на сенокосе нечаянно зарубил утенка. Он глядел на маленького птенчика «с чувством ост­рой жалости», и его мучила совесть за первого убито­го им австрийца в начале войны. А что же теперь, после войны, говорит он о совести? «Ха! Совесть! Я об ней и думать позабыл». «Я так об чужую кровь изма­зался, что у меня уж и жали ни к кому не осталось… Война все из меня вычерпала. Я сам себе страшный стал. В душу ко мне глянь, а там чернота, как в пустом колодце…»

Один из исследователей «Тихого Дона» — Игорь Сухих — называет Григория «казачьим Гамлетом». Действительно, на протяжении всего романа Григо­рий Мелехов решает для себя вечные вопросы бы тия и ищет правду жизни.