«ВИШНЕВЫЙ САД» А. П. ЧЕХОВА. Чеховские рассказы полны лирического на­строя, пронзительной грусти и смеха. Таковы и его пьесы, необычные, казавшиеся стран­ными чеховским современникам. Но именно в них ярче и глубже всего проявилась «аква- рельность» чеховских красок, его проникно­венный лиризм, пронзающая точность и от­кровенность.

Драматургия Чехова имеет несколько пла­нов, и то, что говорят герои — отнюдь не то, что скрывает за их репликами сам автор. А то, что он скрывает, может быть, вовсе не то, что он хотел бы донести до зрителя.

Из-за этой многоплановости возникают слож­ности с определением жанра. Например, пьесу «Вишневый сад» сам автор называл комедией. Но ведь пьеса-то грустная!.. Как известно с са­мого начала, имение обречено; обречены и ге­рои — Раневская, Гаев, Аня и Варя: им не на что жить, не на что надеяться. Предлагаемый Лопа­хиным выход для них невозможен. Все для них символизирует прошлое, какую-то давнюю, прекрасную жизнь, когда все было легко и про­сто — и даже умели сушить вишню и возами от­правлять в Москву… Но теперь сад состарился, урожайные годы редки, способ приготовления вишни забыт… Постоянное неблагополучие чувствуется за всеми словами и поступками ге­роев… И даже надежды на будущее, высказан­ные одним из самых деятельных героев — Ло­пахиным — неубедительны.

Неубедительны и слова Пети Трофимова: «Россия — наш сад», «надо работать». Ведь сам Трофимов — вечный студент, который никак не может заняться чем-либо серьезным. Неблаго­получие и в том, как развиваются отношения между героями (Лопахин и Варя любят друг друга, да почему-то не женятся), и в их разго­ворах. Каждый говорит о том, что его интересу­ет в данный момент, и не слушает других. Героям Чехова свойственна трагическая «глухота», поэтому в диалогах перемежается важное и мелкое, трагическое и смешное, глупое.

Ведь в «Вишневом саде», как и в человечес­кой жизни, перемешаны обстоятельства тра­гические (материальные трудности, неспо­собность героев к действию), драматические (жизнь любого из героев) и комические (на­пример, падение Пети Трофимова с лестни­цы в самый напряженный момент). Везде ви­ден разлад, даже в том, что слуги ведут себя, как господа. Фирс говорит, сравнивая про­шлое и настоящее, что «все враздробь». Су­ществование этого человека словно бы напо­минает молодым, что жизнь началась давно, еще до них. Характерно и то, что его забыва­ют в имении…

И знаменитый звук лопнувшей струны — это тоже символ. Если натянутая струна — готов­ность, решительность, действенность, то лоп­нувшая струна — конец. Правда, есть еще неяс­ная надежда на экономическое процветание, ведь повезло же соседнему помещику Симео- нову-Пищику: он не лучше других, а у него то глину нашли, то прошла железная дорога…

Жизнь и грустна, и весела. Она трагична, не­предсказуема, об этом и говорит Чехов в своих пьесах. И поэтому так трудно определить их жанр — ведь автор одновременно показывает все стороны жизни.