«ВЕЛИЧАЙШИЙ ПОЭТ СОВРЕМЕННОЙ ЭПОХИ…». Об Александре Блоке, одном из самых значительных по­этов «серебряного века», говорили и писали многие. А. Ахма­това утверждала, что Блок — «трагический тенор эпохи».

А.  Белый — «первый поэт земли русской», В. Маяковский считал, что поэзия Блока — <целая поэтическая эпоха». Уди­вительные чувства вызывала личность А. Блока у современ­ников: «Никогда: ни раньше ни потом, — свидетельствовал К. Чуковский, — я не видел, чтобы от какого-нибудь челове­ка так явственно, ощутимо и зримо исходил магнетизм… по­эзия Блока действовала на нас, как луна на лунатиков».

Что же давало Блоку такую власть над людьми? Чем при­тягивал он их к себе?

Каждый человек, а тем более поэт, входит в мир по-свое­му. Начало века было трудным, противоречивым, не поддаю­щимся однозначной оценке. Отсюда разноголосица, ‘противо­положность мнений, подчас не просто далеких друг от друга, но уничижительных, злобных.

Блок же пришел в мир не с недовольством и недоверием, а с любовью. Его поэзия была «живой водой», источником, ис- нив из которого, человек очищался и становился Человеком.

Вспоминаю первое стихотворение, «приворожившее» меня у Блока:

Девушка пела в церковном хоре

О всех усталых в чужом краю,

О всех кораблях, ушедших в море,

О всех, забывших радость свою.

Я вижу нежный профиль, длинную косу, темнеющую на белом платье, силуэт в лучах света.«. Мне становятся понятны чувства современников поэта:

И всем казалось, что радость будет,

Что в тихой заводи все корабли,

Что на чужбине усталые люди

Светлую жизнь себе обрели.

Палитра чувств, ощущений, переживаний лирического ге­роя поэзии Блока была необыкновенно широкой. Настроение его поэзии было именно тем, в, которому тянулись, в котором нуждались люди, обремененные серостью действительности.

И голос был сладок, в луч был тонок,

И только высоко у царских врат,

Причастный тайнам, — плакал ребенок

О том, что никто не придет назад.

Сегодняшнего читателя, как и современников поэта, пора­жает у Блока, с одной стороны, глубина, страстность, чистота духа, а с другой — высокое поэтическое мастерство, богатство художественной выразительности.

По мнению Блока (в то время он находился под влиянием философии Вл. Соловьева), миром должна править идея Веч­ной Любви; именно она должна восторжествовать и сделать людей лучше, Но не путем вражды и ненависти, а бескров­ным путем, через Любовь, связывающую людей друг с другом и поэта со всем миром,

Блок пришел в русскую литературу со «Стихами о Пре­красной Даме», Прекрасная Дама — это воплощение идеала красоты, Вечной Женственности Лирический герой, рыцарь Прекрасной Дамы, ожидает грядущих преобразований;

Предчувствую Тебя, Года проходят мимо —

Все в облике одном предчувствую Тебя,

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,

И молча жду, — тоскуя и любя,

Одиночество, тоска, жажда встречи с Ней, боязнь, что Она окажется не такой, какой представляется ему, переполняют душу лирического героя;

Безотрадному сну я не верю,

Погрузив мое сердце в покой…

Скоро жизнь мою бурно измерю

Пред неведомой встречей с тобой…

В стихотворениях этого цикла Блок, вглядываясь в себя и мир, окружающий его, ставит вопросы, волнующие людей во все времена: о назначении человека, о его пути, о стремлении к совершенству.

Но образ Прекрасной Дамы не может оградить лиричес­кого героя Блока от реальной жизни. Страшная действи­тельность врывается в его мир, и появляются стихи, отра­жающие то, что окружает его на самом деле: «Фабрика», «Сытые», «На железной дороге». Но в них Блок затрагива­ет не только темы народного страдания, угнетения (об этом писали и другие), но прежде всего тему унижения личности существующим порядком отношений; «этих нищих — про­вели», А в результате:

Как тяжело ходить среди людей

И притворяться непогибшим,

И об игре трагической страстей

Повествовать еще не жившим.

Особенно ярко трагизм состояния лирического героя пока­зан в стихотворении «Незнакомка»: «сытые», «заламывая котелки, среди канав гуляют с дамами», все заволакивает мутный туман пьянства и скуки,,. Лирический герой «Незна­комки», казалось бы, ничем не отличается от других: пьет вино, рассеянно созерцает окружающее. Но это только вне­шняя сторона жизни:

И каждый вечер, в час назначенный (Иль это только снится мне?),

Девичий стан, шелками схваченный,

В туманном движется окне..

…И странной близостью закованный,

Смотрю за темную вуаль,

И вижу берег очарованный

И очарованную даль.

Незнакомка, загадочная, таинственная, — это мечта, же­лание вырваться из суеты и серого однообразия. Но беспо­мощность, невозможность выйти из замкнутого круга беспо­лезного существования побеждают:

…Ты право, пьяное чудовище!

Я знаю: истина а вине.

Лирический герой «пригвожден к трактирной стойке»; так же, как героиня стихотворения «На железной дороге» раздав­лена «любовью, грязью иль колесами», он раздавлен реально­стью бездуховной жизни. Как много общего в его состоянии и состоянии наших современников!

Преодолеть отчуждение, оторванность от мира помога­ют думы о Родине. Стихи Блока о России близки нам. Они как бы оживляют нас, возвращают душевные силы. Как для Пушкина («Мы ждем е томленьем упованья/ Минуты вольности святой,/ Как ждет любовник молодой/ Минуты верного свиданья…»), так и для Блока тема Родины — личная, интимная тема («О, Русь моя! Жена моя! До боли/ Нам ясен долгий путь!»). Как Лермонтову дороги «дрожа­щие огни печальных деревень», так Блоку дорога «даль дорожная» России:

Россия, нищая Россия,

Мне избы серые твои,.

Твои мне песни ветровые —

Как слезы первые любви!

Вместе с лирическим героем стихотворения «Русь» нам хочет ся затеряться, раствориться в ее просторах, но, как у Тютчева:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить…

так и у Блока:

Наш путь — стенной, наш путь — в тоске безбрежной,

В твоей тоске, о, Русь! …

…И вечный бой! Покой нам только снится…

Как и поэта, меня переполняют, с одной стороны, чувство тоски и сострадания, а с другой — вера в будущее Родины, желание изменить жизнь.

Трудным для современников Блока, да и, наверное, для мно­гих из нас, оказалось восприятие поэмы «Двенадцать». Как не похожа она на все, написанное поэтом до нее! Пытаясь разоб­раться в феномене «Двенадцати», необходимо искать ответ на вопрос: почему появилась поэма? «Дело художника, обязанность художника — видеть то, что задумано. Что же задумано? Пере­делать все. Устроить так, чтобы все стало новым; чтобы лживая, грязная, скучная, безобразная наша жизнь стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной жизнью..,» Вот почему появилась поэма «Двенадцать». Сумеет ли человек выстоять под ветрами истории? Вспомним строки есенинского «Письма к женщине»:

Не знали вы,

Что я в сплошном дыму,

В развороченном бурей быте С того и мучаюсь, что не пойму —

Куда несет нас рок событий.,.

Земля — корабль!

Но кто-то вдруг

За новой жизнью, новой славой

В прямую гущу бурь и вьюг

Ее направил величаво.

Но кто ж из нас на палубе большой

Не падал, не блевал и не ругался?

Их мало, с опытной душой,

Кто крепким в качке оставалось.

Можно ли превратить сегодняшний хаос в гармонию? Имен­но это волнует лирического героя поэмы «Двенадцать», по­этому, вопреки разгулу страстей, убийств, ужасов действи­тельности поэт призывает всех слушать «музыку революции».

Веру в освобожденную Россию — оплот счастливого буду­щего человечества — ощущаем мы в блоковских «Скифах»:

О, старый мир! Пока ты не погиб»

Пока томишься мукой сладкой,

Остановись, премудрый, как Эдип»

Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя»

И обливаясь черной кровью,

Она глядит, глядит, глядит в тебя

И с ненавистью, и с любовью!

По прошествии стольких лет мы, люди конца XX века» должны выделить для себя главное в наследии А. Блока. Для меня важно то, что;

Он весь — дитя добра и света,

Он весь — свободы торжество!

Важно то, как он умел видеть жизнь:

Сотри случайные черты —

И ты увидишь: мир прекрасен.