Вы правы: из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами день пробыть успеет,

Подышит воздухом одним,

И в нем рассудок уцелеет.

А. С. Грибоедов

Век нынешний и век минувший . В памяти поколений А. С. Грибоедов остался автором одного произведения. Одного, но какого! Комедии «Горе от ума»! В первом варианте она называлась еще многозначительнее — «Горе уму», и уже в самом этом названии был заключен ее глубокий идейнофилософский смысл. Грибоедов рассказал в своей комедии о несчастьях умного человека, обрушившихся на него именно потому, что он был умен и в силу этого обстоятельства оказался в «противоречии» с обществом, состоящим из людей закоснелых в своем невежестве.

Век нынешний и век минувший, в сознании передовых людей того времени историческим рубежом между «веком нынешним» и «веком минувшим» явились Отечественная война 1812 года, пожар Москвы, разгром Наполеона. Отзвуки этих событий слышны в комедии «Горе от ума». Столкновение в ней «века нынешнего» с «веком минувшим» было отражением противостояния двух политических лагерей, сложившихся в русском обществе после войны 1812 года. С одной стороны — приверженцы старого крепостнического уклада жизни (Фамусов и его гости), с другой — передовая дворянская молодежь, чьи идеи выражает Чацкий.

Комедия основана на конфликте личном и общественном — конфликте между умным, честным героем, человеком передовых взглядов, с окружающим его безумным миром, стоящим на страже реакционных устоев. Самый яркий представитель этого мира — Фамусов, в доме которого и разворачиваются все события. Каждая реплика Фамусова вызывает гневную и резкую отповедь Чацкого.

Идеал Фамусова воплощен в Максиме Петровиче. «Покойник дядя», по мнению Фамусова, является образцом для подражания, так как очень богат («не то на серебре, на золоте едал», «сто человек к услугам»). На этом вельможа завоевал уважение Фамусова не только потому, что был богат, обладал властью и был отмечен царской милостью. Фамусов совершенно искренне восхищается тем, что Максим Петрович, несмотря на свой «надменный нрав», готов был на любое унижение: «Когда же надо подслужиться, и он сгибался вперегиб…»

Откровения Фамусова возмущают свободный ум Чацкого. И он произносит монолог, пронизанный ненавистью к «раболепству»-, — монолог, направленный против тех, кто ради «высочайшей улыбки» готов был «отважно жертвовать затылком». Чацкий надеется на обновление «века покорности и страха»: «Нет, ныне свет уж не таков… Вольнее дышит всякий и не торопится вписаться в полк глупцов».

Другой типичный представитель «века минувшего» — полковник Скалозуб, самовлюбленный военный карьерист, «созвездие маневров и мазурки». В своем цинизме он не уступает Молчалину, но, в отличие от него, не скрывает своих заветных желаний: Довольно счастлив я в товарищах своих,— Вакансии как раз открыты,

То старших выключат иных,

Другие, смотришь, перебиты.

И, наконец, Молчалин… Он молод, но это тоже порождение «века покорности и страха». В комедии мы узнаем очень много интересного об этом человеке. Фамусов «откопал» Молчалина в какой-то конторе в Твери. Не случись Фамусова, так и остался бы Молчалин в Твери. За несколько лет, проведенных в Москве, Молчалин успел сделать неплохую карьеру: получил чин асессора и «три награждены», стал секретарем Фамусова. Но главное — сумел завязать нужные связи и приобрести полезные знакомства. На пути к цели Молчалин не брезгует ничем: «Там моську вовремя погладит, тут в пору карточку вотрет».

Чацкий — и в этом его ошибка и трагедия — поначалу не воспринимает Молчалина всерьез, не видит в нем достойного соперника. Для Чацкого Молчалин — полное ничтожество, «жалчайшее созданье». В глазах же Молчалина Чацкий — неудачник. Неудачник в любви, неудачник и в жизни. Поэтому он так откровенен с ним, снисходительно поучает его.

Увы! Чацкий недооценил Молчалина. Тот оказался живучим, неуязвимым. Молчалины представляли собой ту силу, которую невозможно было одолеть. Осознав это, Чацкий с горечью восклицает: «Молчалины блаженствуют на свете».

И вот комедия приближается к развязке. Бал в доме Фамусова… Масса людей, можно сказать, что собралась вся дворянская Москва. Вокруг Чацкого сплошной гул, сплетни, пересуды. В этом обществе не брезгуют общаться с картежником и доносчиком Загорецким, уважают вздорных и брюзгливых Хрюминых, боятся грубой, деспо-шчной Хлестовой. И лишь одного простить не могут — ума, нового, свободного образа мыслей, независимости суждений, нравственного и духовного превосходства Чацкого. Ума боятся, как чумы. И поэтому с такой ненавистью и злобой они преследуют Чацкого. С такой радостью подхватывают сплетни о его сумасшествии.

Но и Чацкий не остается в долгу. Со всей силой своего общественного темперамента он обрушивается на своих мучителей. Однако здесь, в толпе гостей Фамусова, Чацкий одинок. Случайно оказавшись свидетелем сцены между Софьей, Молчалиным и Лизой, Чацкий прозревает. Униженный и оскорбленный, Чацкий произносит свой последний монолог, в котором с негодованием клеймит мир Фамусовых.

Так заканчивается комедия: любовно-лирическая линия завершается горем неразделенной любви, общественно-политический конфликт — окончательным разрывом с фамусовским обществом: «Довольно!., с вами я горжусь моим разрывом. Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок».

У меня такое ощущение, что я покидаю дом Фамусова вместе с Чацким. Я вдыхаю свежий воздух и мне становится легче и восстанавливается способность нормально мыслить. Я понимаю, что фамусовский дом со всем тем, что произошло в нем однажды с Чацким, — не более чем «закоулок Москвы», но именно отсюда Грибоедов показал нам не только всю тогдашнюю Москву, но и всю российскую действительность, какой она была после Отечественной войны 1812 года.