ВАСИЛИЙ АКСЕНОВ. «ПОБЕДА». Рассказ Аксенова «Победа» написан в начале шестидесятых годов, в разгар хрущевской оттепели. В это время общество поти­хоньку расцветало, приходя в себя после тридцати лет жестокого тоталитаризма. В литературе этот расцвет ознаменовался прихо­дом новой волны писателейи поэтов, ставших «властителями дум» молодого поколения. Одни из них возвращались из лагерей, другие получали возможность печатать запрещенные ранее произ­ведения, а третьи (в том числе и Аксенов) были совсем новыми людьми в литературе. Вдохновленные оттепелью, они создавали произведения, абсолютно независимые от линии партии и номен­клатурных указаний и выражавшие все помыслы и надежды мо­лодежи. Аксенов стал в 60-е годы лидером среди молодых проза­иков. «Победа» — один из первых его рассказов. Он совсем ма­ленький, но очень интересный. Итак, в купе скорого поезда моло­дой гроссмейстер встречает случайного попутчика. Попутчик, сразу узнав гроссмейстера, моментально заряжается «немыслимым желанием» победить его. Просто потому, что вид неловкого интел­лигентного гроссмейстера вызывает в нем насмешку и презрение: «…мало ли что, подумаешь, хиляк какой-то». Гроссмейстер легко соглашается на игру, и партия начинается… И тут происходит очень странная вещь: начавшись, партия приобретает неожидан­ный характер. Из простого спортивного состязания она перераста­ет в беспощадную борьбу двух поколений, совершенно разных по духу и убеждениям. На шахматной доске сошлись не просто белые и черные фигуры, а две жизни, два взгляда на жизнь. Конфлик­тующие постоянно и в реальной жизни, они сходятся открыто на шахматном поле, и начинается битва не на жизнь, а на смерть. Гроссмейстер в этой битве представляет все молодое поколение шестидесятых. Он аккуратен, воспитан, корректен и, хотя и ро­бок, готов сражаться за свои идеалы до последнего. Таинственный же его попутчик приобретает черты устрашающие и почти мисти­ческие. Внешнее его описание почти отсутствует; физический его облик неясен, безлик и туманен, четко выделяются только крутой розовый лоб и огромные кулаки, на одном из которых (левом) видна татуировка «Г. О.». А ведь это тоже собирательный персо­наж. В нем сосредоточены все худшие черты, встречающиеся в не­культурной части современного общества: ханжество, невежество, грубость, ненависть к «умным», презрение к молодым. Без тени сомнения спрашивает он у гроссмейстера: «Вот интересно, почему все шахматисты — евреи?..» Есть в этом что-то бесконечно под­лое, и гроссмейстер призывает на помощь все светлое, что есть у него в душе. Поле битвы для него оживает: появляется укромный уголок за каменной террасой, куда можно спрятать ферзя; поле h8, стратегически важное для гроссмейстера, принимает вид «поля любви». В противовес черным фигурам, марширующим под «Хас-Булата удалого», белые идут в бой под фортепианные пьесы Баха и плеск морских волн.

Четким и ясным мыслям гроссмейстера противопоставляется какофония и неразбериха в голове и на поле Г. О. В то время когда гроссмейстер строит красивые и тонкие планы возможных ходов, Г. О. думает: «Если я его так, то он меня так. Если я сниму здесь, он снимет там, потом я хожу сюда, он отвечает так… Все равно я его добью, все равно доломаю. Подумаешь, гроссмейстер-балетмейс­тер, жила у тебя еще тонкая против меня». То место доски, куда прорываются фигуры Г. О., становится центром «бессмысленных и ужасных действий».

Увлекшись глубоким наступлением, Г. О. совершает ряд оши­бок, и вот уже гроссмейстер близок к победе, и читатель, любящий справедливость, с нетерпением ждет этой победы, как вдруг, совер­шенно неожиданно… гроссмейстер проигрывает. Г. О. объявляет мат, и рушится вся светлая диспозиция гроссмейстера, и сам он видит, как его ведут на расстрел черные люди в шинелях с эсэсов­скими молниями и как ему надевают на голову вонючий мешок под далекие звуки «Хас-Булата»… Что же случилось? Неужели пош­лость и невежество вышли победителями и неужели им предначер­тано задушить все светлые идеалы? Ни в коем случае. Потерпев­ший поражение гроссмейстер все равно чувствует, что он выше своего победителя, что он никогда не совершал подлостей, и вруча­ет ликующему Р. О. золотой жетон с надписью: «Податель сего вы­играл у меня партию в шахматы. Гроссмейстер такой-то».

Главное, что выражает этот рассказ, это готовность молодого поколения отстаивать свои взгляды и убеждения, бороться за само право на независимое существование, какая бы сила ни старалась это поколение раздавить и поглотить. Хотя гроссмейстер и проиг­рал партию, но он не побежден морально и готов к будущим бит­вам. Завершают рассказ его слова о том, что он заказал уже много золотых жетонов своим будущим победителям и постоянно будет пополнять запасы. Впереди у гроссмейстера, как и у всего его поко­ления, целая жизнь, как большая, увлекательная партия.