В. МАЯКОВСКИЙ — ПЕВЕЦ СВОЕГО ВРЕМЕНИ. Каждый век нуждается в собственном по­эте, который сделал бы «боль времен своею собственною болью». Таким поэтом своего времени был Маяковский. Ему досталось на­чало XX века, века колоссальных обществен­ных противоречий и потрясений.

В юности В. Маяковский был связан с футу­ристами, но он пошел дальше своих собрать­ев по перу, сумел раздвинуть рамки своего творчества, чтобы стать на голову выше всех.

После революции имя М. Горького стало символом буревестника революции. Блок воспринимался «как трагический поэт эпохи», услышавший музыку революции, В. Маяков­ский вошел в нашу культуру поэтическим зна­меносцем Октября.

Каждый поэт рано или поздно дает оценку своему творчеству. И В. Маяковский верил, что его поэзия будет нужна народу. Многие не понимают поэта, считая его не более чем по­литическим пропагандистом. Сам Маяков­ский утверждал обратное.

«Мой стих громаду лет прорвет и явится ве­сомо, грубо, зримо, как в наши дни вошел во­допровод, сработанный еще рабами Ри­ма», — писал поэт в поэме «Во весь голос». Он четко предопределял значение своей по­эзии для русского народа.

Вопрос о роли и месте искусства издавна волновал В. Маяковского. В стихотворении «Разговор с фининспектором о поэзии» (1926) он продолжает традиции разговора о литера­туре, о ее месте в жизни общества, о ее граж­данственности. В. Маяковский пишет:

Гражданин фининспектор!

Простите за беспокойство.

Спасибо…

не тревожьтесь…

я постою…

У меня к вам дело

деликатного свойства:

о месте поэта

в рабочем строю.

В.     Маяковский был сложной, противоречи­вой натурой, но он был настолько глубок в своих сомнениях и прозрениях, что рядом в ту пору по силе идеи, выраженной в стихах, поставить было некого.

Многие поэты, не приняв революции, уеха­ли в другие страны, иные творили в более ин­тимном, узком масштабе. Даже Есенин, пе­вец тончайших оттенков человеческой души, не смог понять всего размаха происходящих событий. Наш современник Евтушенко сказал /эчень точно, что поэт в России больше, чем поэт. Это полностью можно отнести к Мая­ковскому.

Как он хотел быть понятым!

В своей предсмертной поэме «Во весь го­лос», которую Маяковский не успел закон­чить, он писал: «Я к вам приду в коммунис­тическое далеко, не так, как песенно-есе­нинский провитязь. Мой стих дойдет через хребты веков и через головы поэтов и пра­вительств».

Сразу после его похорон Марина Цветаева писала: «Боюсь, что, несмотря на народные похороны, весь плач по нем Москвы и России, Россия до сих пор не поняла, кто ей был дан в лице Маяковского». И это писала Марина Цветаева, далекая от В. Маяковского по сво­ей поэтике и мировоззрению.

Поэма «Во весь голос» — это политическая декларация, это рассказ о времени и о себе, обращенный в будущее. В пору работы над поэмой поэт готовил выставку «20 лет рабо­ты», то есть своеобразный отчет перед чита­телями. Поэма «Во весь голос» как бы подве­ла итог, обобщивший творческий опыт поэта и его размышления о поэзии.

В то время шла острая борьба различных литературных группировок. Поэты «чистого искусства» утверждали, что поэзия не должна отражать грубую действительность, В. Мая­ковского они назвали «мелкобуржуазным по­путчиком». В поэме показаны отзвуки идей­ных и эстетических столкновений тех лет.

В.     Маяковский говорит о том, что поэзия, прежде всего, должна служить насущным про­блемам дня. Он пишет, что мог бы строчить нежные романсы, но он приравнивает свое пе­ро к орудию, потому что сейчас нужно бороться с разной дрянью, поэтому он «себя смирял, становясь на горло собственной песне».

В.     Маяковский — это удивительный поэт, который очень тонко чувствовал время. Буха­рин писал, что «надоело ему читать «агитки» Маяковского», ведущим поэтом эпохи он про­возгласил Пастернака. Но это абсурд — срав­нивать таких разных, таких великих и гениаль­ных поэтов. Это все равно, что заявить: «Тол­стой в литературе есть, а Чехова нет».

Каждый поэт нес свое миропонимание, свое искусство, непохожее на других. Страш­ный трагизм положения Маяковского в мире непонимания приводит его к самоубийству. Возможно, это была минутная слабость, воз­можно, повлияла травля поэта, но 14 апреля 1930 года Маяковского не стало. Не заверше­ны были творческие замыслы, не осуществи­лись планы поездок и встреч с читателями, но остались стихи Маяковского.

Да, Маяковский был партийный поэт, он и не отрицал этого. Он искренне верил в свет­лое коммунистическое будущее. Последние строки, которые он написал в поэме «Во весь голос», четко дают представление о его идей­ной направленности: «Явившись в Це Ка Ка идущих светлых лет, над бандой поэтических рвачей и выжиг я подыму, как большевист­ский партбилет, все сто томов моих партий­ных книжек».

Теперь отношение к большевизму совер­шенно другое. Но, не зная В. Маяковского, мы не можем понять, почему так много свет­лых умов поверили в коммунистические идеи. Не они виноваты, что революция пошла по кровавому пути, по пути уничтожения своего народа. Их обманули вожди.

А стихи В. Маяковского и сегодня подкупа­ют своей искренностью.