В чем трагизм большинства героев. «Вишневый сад», являющийся одним из последних творений А.П.- Чехова, — очень глубокое произведение, где за иронической насмешкой автора над героями почти всегда угадывается трагизм их положений. Так, например, тяжелы судьбы представителей уходящей эпохи, Гаева и Ра­невской. Оба они достойные уважения, умные, интересные люди, но обоих их можно назвать словом, произнесенным в одной из сцен Фирсом: «недотепы». Все в их жизни как-то не складывается, и в конце кон­цов Гаеву и Раневской приходится расстаться с самым дорогим, что у них еще оставалось: домом и вишневым садом, который они не в состоянии спасти из-за своей бездеятельности. Для них вишневый сад — не просто земля и деревья, приносящие плоды, а гораздо больше. Сад — символ детства, символ красоты, духовности; лишившись сада, дворяне лиша­ются своего прошлого, своей родины. Ведь недаром в последней сцене Раневская собирается в Париж, ее «родину» вырубают, она не в силах уже что-либо изменить, поэтому и бежит во Францию.

Трагедия же Лопахина, думается, заключается в его неспособности увидеть эту символику в вишневом саду. Он боготворит Раневскую, но сам не может и никогда не станет на одну духовную ступень с ней. Он не понимает, почему та не соглашается отдать сад подданные участки, но ведь как можно спасти Россию, вырубив ее, поделив на куски?! Все время находясь в окружении истинных дворян, Лопахин подсознатель­но пытается откреститься от своего купеческого начала: он тянется к образованию (в первом действии мы его видим с книгой в руках), но засыпает над книгой, он проводит время в обществе культурных людей, которых практически и содержит, и в этом проваляется его несомнен­ное благородство, но все-таки его купеческое происхождение дает о себе знать в кульминационной сцене. Он смеется, хохочет, произнося: «Виш­невый сад мой! мой! Я купил!». Но, даже став владельцем этого сада, он никогда не сможет понять его истинную ценность. Таким образом, даже купив себе «сходство» с аристократией, что, по его мнению, должно приблизить его к ним, он не становится настоящим дворянином, его натура дельца неискоренима, и не его в этом вина.

Студент Петя Трофимов тоже по-своему несчастен, он никак не может найти себе место в жизни, он «вечный студент», идеолог нового времени, но совершенно бездейственный идеолог, умеющий только красиво говорить; он идеальный теоретик. За свою жизнь он так и не совершил ничего стоящего, его трагедия в его бесполезности.

Сложна и трудна и будущая судьба дочерей Раневской; тот мир, в котором они родились, рушится, им будет очень сложно узнавать и при­спосабливаться к новой жизни, хоть Аня и говорит, что готова к ней и ждет ее прихода, она, на самом деле, ничего о ней не знает и ждет ее просто как что-то любопытное.

Основная линия пьесы связана с Лопахиным, а также его взаимоот­ношениями с Варей. Что такое Варя по своей сути?

Ее роль в пьесе велика, мы часто можем слышать ее речь, но она не отличается разнообразием тем. Варя — ординарная и даже ограниченная девушка. Вспомним, о чем говорят они с Лопахиным в знаменитой сцене объяснения: о погоде, о разбитом градуснике — и ни слова о столь важ­ном для них в ту минуту. Варя не пара Лопахину, ее мир ограничен хо­зяйственными заботами, с которыми она, стоит сказать, очень хорошо справляется. И ее несчастье в том, что она сознает, что не стоит такого человека. «У него дела много, ему не до меня»; «Он или молчит, или шутит. Я понимаю, он богатеет, занят делом, ему не до меня». Она даже не понимает, почему и к чему он что-либо делает или говорит, у нее нет широты мышления, присущего Лопахину. Ее трагедия в понимании без­надежности своего положения. Так, например, в первом действии Аня и Варя вначале говорят о том, заплачено ли за имение, затем — собира­ется ли Лопахин сделать Варе предложение, а под конец и вовсе о брош­ке в виде пчелки. Смысл этой сцены, во-первых, в том, что любая из тем разговора интересуют их в равной степени. Во-вторых, Чехов вставил ремарку о том, что Аня говорит «печально». О чем это? Да о том, что они знают, что ни на одно из упомянутых важных событий они не могут оказать решающего влияния, и предпочитают перевести разговор на нейтральную тему брошки.

Вообще, трагизм всех героев этого произведения в чем-то схож. Если в пьесах Островского конфликт зарождается на почве различий в сослов­ном положении героев, разницы в их мировоззрениях, всегда присут­ствует своеобразная жертва и ее угнетатель, то пьеса Чехова построена на единстве ее персонажей. У Чехова нет персонажа, выражающего ав­торскую позицию, она выявляется в общей структуре произведения.

К каждому персонажу на протяжении пьесы прилагается одна и та же фраза в разных вариациях. В виде общей схемы ее можно было бы изоб­разить так: «Ты (вы, она) все такая (такой) же!». Любовь Андреевна, пять лет не видевшая дочь, замечает, что та как прежде «на монашку похожа», Варя также отмечает, что матушка не изменилась, Фирс сокрушается: «Опять не те брючки надели. И что мне с вами делать!». В этой иронич­ной фразе заключается глубокий трагизм. Проходят годы, а эти люди, это общество не меняется, они остаются такими же беспомощными, наивны­ми и неспособными к самостоятельности, какими бывают дети.

Такой синтез вроде бы современных взрослых людей с постоянным присутствием упоминания о времени, древности, уходящих годах создает трагикомический эффект. Застывшие в своей неизменности, герои по­стоянно говорят о том, как бежит время. Оно, получается, как бы про­бегает мимо них. Очень тонкой символизацией этого существования вне времени является в последней сцене Фирс, забытый в заколоченном, оставленном всеми доме.

Так что же является основной трагедией персонажей пьесы «Виш­невый сад»? Неизменность, бездеятельность, они все замечательные те­оретики, но это не может их спасти. При этом они не слышат, что гово­рят окружающие, они как бы наслаждаются своими печалями и страда­ниями, не желая замечать реального выхода из тяготящей их ситуации.