В чем своеобразие поэмы А. Т. Твардовского “Василий Теркин”
Во время Великой Отечественной войны А. Т. Твардовский был военным корреспондентом, поэтому военная тема была ему прекрасно известна и на долгие годы стала ведущей в его творчестве.

Твардовский мечтал создать произведение, которое было бы способно не только развлечь бойцов, но и поддержать их, вселить уверенность в себе, объединить. Так появилась поэма “Василий Теркин”, первые главы которой были опубликованы в 1942 году. Твардовский прекрасно понимал непредсказуемость солдатской жизни и смерти, поэтому стремился построить свою поэму так, чтобы ее “можно было читать с любой раскрытой страницы”, т. е. чтобы каждая часть и глава были завершенными, цельными.
Написанная простым и образным народным языком, поэма сразу же нашла горячий отклик в сердце читателей.
С первых дней годины горькой,
В тяжкий час земли родной,
Не шутя, Василий Теркин,
Подружились мы с тобой.
Твардовский назвал поэму “книгой про бойца, без начала, без конца”, поскольку на месте Теркина мог оказаться любой из защитников отечества. Василий Теркин — это не реальный человек, но и не совсем вымышленный, поскольку его прототипом является весь народ, ведущий бой “ради жизни на земле”. Мастерство автора, сделавшее поэму близкой и понятной всем — от новобранца до бывалого солдата, позволило Василию Теркину стать всенародно известным и всенародно любимым. Многие читатели верили в том, что Василий Теркин — живой человек, солдат, ему подражали, боялись, что он может погибнуть.
Всегда полный сил и оптимизма, скромный и простой, но храбрый, веселый и готовый выполнить любое задание, выручающий товарищей и всегда умеющий поддержать их точной и меткой шуткой, сноровистый и смекалистый, совершающий подвиги — Василий Теркин.
То серьезный, то потешный, —
Нипочем что дождь, что снег, —
В бой, вперед, в огонь кромешный
Он идет, святой и грешный,
Русский чудо-человек…
Поэма, сразу же ставшая близкой миллионам читателей, удивительно органично соединила в себе высокий патриотизм, боль и потери войны, надежды бойцов и безудержный солдатский юмор.
Богатырь не тот, что в сказке —
Беззаботный великан,
А в походной запояске,
Человек простой закваски,
Что в бою не чужд опаски…
Сбылась мечта автора о том, что книга о бойце станет настолько близка солдатам, что ее будут хранить “за голенищем, за пазухой, в шапке”. Василий Теркин перестал быть детищем творческой фантазии автора, он стал поистине национальным героем, активным “участником” борьбы с немецкими захватчиками.