В чем, на мой взгляд, народность поэзии Некрасова? Моя бабушка Анна Ивановна знала множество русских народных песен и часто пела их мне. «Ой, мороз-мороз…», «По диким степям За­байкалья…», «Степь да степь кругом…», «Средь высоких хлебов…» Их удивительная мелодичность и протяжность завораживала, хотелось слу­шать еще и еще, но почему-то после них становилось грустно. Вероят­но оттого, что пелось в них о нелегкой судьбе русского народа, о его тя­желой доле. И сложены эти песни были народом, потому и назывались народными.

Недавно я раскрыла томик стихов замечательного русского поэта Николая Александровича Некрасова и увидела там стихи, которые пела бабушка. Оказывается, текст песни «Средь высоких хлебов…», самой грустной из бабушкиных песен, принадлежит Некрасову. На самом деле, ничего удивительного в этом нет: поэт написал стихи, а народ их узнал и запел. Это в наше время, чтобы люди запомнили текст песни, ее нуж­но долго «крутить» по радио и телевидению. Но Некрасов был истинно народный поэт, он жил и творил для обездоленного народа, и стихи его знают и помнят спустя два столетия после его кончины.

В стихотворении «Средь высоких хлебов…» рассказывается как в небогатом русском селе поселился «чужой человек». Он был «захожий» и «рода нездешнего», но полюбил эту сторонку. Отчего он застрелился, в стихах не говорится, в основном повествуется о том, как селяне при­няли человеческое участие в судьбе самоубийцы.

…Осмотрел его лекарь скорехонько

И велел где-нибудь закопать…

И пришлось нам нежданно-негаданно

Хоронить молодого стрелка

Без церковного пенья, без ладана,

Без всего, чем могила крепка.

Без попов… Только солнышко жгучее.

Да пестрели в долине цветы

Птичка божья на гроб опускалася

И чирикнув, летела в кусты…

Селяне заботятся о незнакомом человеке, как о родном, потому что Бог ему судия, в том, что «забрызгал он грешною кровию неповинные эти поля». Они еще хотят отыскать его милую, чтобы она приехала и поплакала над могилою.

В этих стихах так точно раскрывается душа русского человека, его бескорыстие и доброта, что и еще через много лет их будут помнить про­стые люди. Вот и я, хотя моя любимая бабушка уже умерла, вспоминаю о ней, стоит только услышать где-нибудь эту песню.