«У СЧАСТЬЯ НЕТ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ…». Больше пятидесяти лет русский писатель Иван Сергеевич Тур­генев находился в центре общественной и духовной жизни России и Западной Европы. По словам самого Тургенева, он «в течение всего этого времени… стремился воплотить в надлежащие типы и то, что Шекспир называет самый образ и давление времени, и ту быстро изменяющуюся физиономию русских людей культурного слоя, который преимущественно служил предметом его наблюде­ний».

Уродливые стороны жизни Тургенев изображал в большин­стве произведений, и в то же время, запечатлевая «образ и давле­ние времени», он показывал и передовых людей. Как ни мало их было, в них «было будущее России», на этих людях, по убеждению Тургенева, лежала обязанность «быть передавателями цивилиза­ции народу». Изображение этих людей — чаще всего небогатых, образованных дворян — и занимает самое большое место в повес­тях Тургенева 40—50-х годов. Именно в этой среде возникал тог­да сознательный протест против «дурного» устройства общества.Но во всех начинаниях — общественных и личных — эти герои неизменно терпели неудачи, им не оказывалось места в жизни, они становились, по выражению одного из таких героев, «лишни­ми людьми».

Изображение «лишнего человека» у Тургенева становится все более глубоким и всесторонним. Он считает, что интеллигент-дво­рянин как представитель среды, воспитавшей его, не может быть героем времени. Вместе с тем именно Тургенев впервые раскрыл лирическую сторону его нравственных поисков, жизненных идеа­лов, его бескорыстие, истинное чувство прекрасного и трагическое ощущение своего бессилия изменить жизнь. Писатель сумел пере­дать печальную, сумеречную поэзию поколения, уходящего с исто­рической арены.

Написанная вдали от России, повесть «Ася» рассказывает о событиях, которые произошли в маленьком немецком городке, но она вобрала в себя задушевные, глубоко русские впечатления пи­сателя.

Господин Н. Н. обманул самые святые надежды героини, чита­телей и автора. И повесть, которая «пробуждает своею первою поло­виной самые светлые ожидания», повесть, в которой «нет ни гряз­ных плутов, ни официальных злодеев, ни мещан, мужиков и малень­ких чиновников, мучимых всеми этими ужасными людьми», после прочтения оставляет «впечатление еще более безотрадное, нежели от рассказов о гадких взяточниках с их циническим грабежом», потому что «не от них ждем мы улучшения нашей жизни», — пи­сал Н. Г. Чернышевский. Тургеневская «Ася» окончательно унич­тожила веру в то, что люди, подобные господину Н. Н., способны «изменить своим благородством характер нашей жизни. Эта ил­люзия самым горьким образом отвергается в повести…»

«Лишнему человеку» не по силам истинная, одухотворенная и осененная высокой жизненной целью любовь, которой от него ждет тургеневская героиня.

В тургеневском герое — живой образ современного дворянс­кого интеллигента, характер, удивительно соответствующий обще­ству того времени, в этом и заключается «грустное достоинство повести». В его нерешительности, духовной трусости — верный и типичный признак классовой болезни — дворянского либерализ­ма. Своеобразие нравственных изменений «лишних людей» объяс­няется их беспомощностью, разладом между словом и делом.

В повести Тургенева «Ася» чувствуется какая-то щемящая грусть, которая появляется от острого ощущения трагического разлада мечты и действительности, в котором сам герой не вино­ват. Мысль о том, что счастье было так возможно, так близко, не покидает героя до конца его безрадостных дней. По словам самого автора, «элегия неудавшегося счастья образует неизменный финал и неизбежное сопровождение» его повестей. Ги де Мопас­сан писал о тургеневских повестях: «От каждой из этих коротких историй исходит, подобно облачку, меланхолия глубокая и скры­тая… печаль». Некрасов говорил, что тон повестей Тургенева «уди­вителен — какой-то страстной, глубокой грустью».

Тургенев пристально изучал психологию людей, человеческих характеров и страстей, жизненных судеб целых поколений: «Что осталось от меня, от тех блаженных и тревожных дней, от тех кры­латых надежд и стремлений? Так легкое испарение ничтожной травки переживает все радости и все горести человека — пережи­вает самого человека». И пришел к выводу, что у счастья нет зав­трашнего дня.