Тёркин — кто же он такой? Во время Великой Отечественной войны А. Т. Твардовский был военным корреспондентом. Первые главы книги «Василий Тёркин» опубликованы в 1942 г. во фронтовой печати. Твардовский назвал её «книгой про бойца, без начала, без конца», потому что каждая глава — это описание одного эпизода, одного события на войне, которая ещё продолжалась.

Герой поэмы — простой русский человек, солдат Василий Тёр­кин. Для Твардовского он воплощение духовной и физической силы советского народа на войне. Он бывалый солдат: прошёл финскую войну, а в Отечественной на фронте с первых дней: «в строй с июня, в бой с июля».

Тёркин очень обыкновенный, внешне ничем не отличается от других, есть красивее и сильнее его.

«Красотою наделён

Не был он отменной.

Не высок, не то чтоб мал».

Но он свой, близкий солдатам человек, он такой, как они: «Хо­рошо, что он попал, Тёркин, в нашу роту», — говорят бойцы.

Сейчас главное для бойцов чувство — судьба Родины: «Нынче мы в ответе» За Россию, за народ и за всё на свете». Тёркин не сомневается в победе, на вопрос деда из главы «Два солдата» уверенно отвечает: «Побьём, отец».

Простота и скромность — основные черты Тёркина. Он совер­шает подвиг, но не зазнаётся, считает,что так на его месте посту­пил бы каждый:

«Нет, товарищ, зло и гордо,

Как закон велит бойцу,

Смерть встречай лицом к лицу

И хотя бы плюнь ей в морду,

Если всё пришло к концу».

Он не гонится за наградой, с юморком рассказывает он друзь­ям, когда ему пригодилась бы медаль. Не раз рискует он жизнью. Вот он в ледяной воде, переправляется через реку, налаживая связь своего взвода с батальоном, расположенном на другом берегу. Юмор не покидает его и здесь:

«Растирали, растирали…

Вдруг он молвит, как во сне: Доктор, доктор, а нельзя ли Изнутри погреться мне?»

Доложив об обстановке командиру, он готов плыть назад: Ведь «бой идёт святой и правый,

Смертный бой не ради славы —

Ради жизни на земле».

Он заменяет убитого в бою лейтенанта и, бросившись вперёд, увлекает в атаку весь взвод: «сорок душ — одна душа».

Ясный ум, весёлый нрав, лукавый народный юмор делают Тёркина таким близким, понятным и родным.

Он мастер на все руки. Любую работу он делает ловко и уме­ло. И мирный труд ему по плечу: починил часы, которые «с гой войны ещё стоят», наточил старую завалящую пилу:

«Посмотреть — и то отрадно:

Завалящая пила

Так-то ладно, так-то складно

У него в руках пошла».

А как он играет на гармони! Он может сыграть и «грустный па­мятный мотив», и плясовую. Танкисты отдают гармонь Тёркину: «… бери с собой!

Забирай, играй в охоту,

В этом деле ты мастак».

Они отдают ему самое дорогое — память о своём командире: «Командир наш был любитель,

Это — память про него…».

Твардовский, говоря о Тёркине, признавался, что это вымыш­ленный герой. Это не реальный человек. Прототипом его являет­ся не один человек, а весь народ, который ведёт бой «ради жизни на земле».