Творчество писателя-эмигранта Е. И. Замятина. Являясь инженером-кораблестроителем, так называемым технократом, Е. И. Замятин тем не менее довольно быстро становится одним из наиболее ярких представителей эмигрантской прозы 1925 — 1935 годов.

Свои первые произведения конечно же он начинает писать еще на родине, совмещая деятельность морского инженера со своими литературными экспериментами. Причем служебные поездки по всей стране помогали писателю в плане сбора художественного материала. В 1916 году Замятина отправляют в Англию, где он становится проверенным экспертом по строительству ледоколов, которые специально производятся для российского флота. Английские впечатления подвигли молодого писателя создать целый цикл очерков. В это же время появились такие повести, как «Островитяне», «Ловец человеков».

Революцию 1917 года писатель принимает. С одной стороны, он ожидает от нее возрождения нового человека и нового мира: «Веселая, жуткая зима 17—18 года, когда все сдвинулось, поплыло куда-то в неизвестность. Корабли-дома, выстрелы, обыски, ночные дежурства, домовые клубы. Писатель четко определяет масштабность этой революции, ее идеалы и ценности. Замятин спешит из Англии в Россию. С другой стороны, оказавшись в гуще событий военного коммунизма, Замятин довольно критически начинает относится к пореволюционной действительности. Он прекрасно видит, какую кровавую цену приходится платить народу, захотевшему сломать сложившийся политический строй. И она, по мнению писателя, неоправданно высока. Революция осуществляется за счет тысячей и тысячей жизней, оказываясь слепым оружием для достижения цели. Безусловно, в стране зародился тип нового человека, однако

совершенно не его мечтал увидеть Замятин, возвращаясь в Россию.

После 1917 года в стране начинает царить лишь ненависть и классовая непримиримость. Однако что еще более угнетало писателя, это пренебрежение властей к творческой личности, к человеку вообще. В 1929 году после сокрушительной критики нового романа писателя «Мы» Замятин попадает в жесткую опалу. Его произведения перестают печатать. Спустя два года Евгений Иванович обращается с письмом к И. В. Сталину: «Я знаю, что у меня есть очень неудобная привычка говорить не то, что в данный момент выгодно, а то, что мне кажется правдой. В частности, я никогда не скрывал своего отношения к литературному раболепству, прислуживанию и перекрашиванию…». Замятин просит у генсека разрешения на выезд за границу. Последние годы писатель провел во Франции, где был написан и издан посмертно в Париже его последний роман «Бич божий».

Первым заметным литературным успехом Замятина становится повесть «Уездное», где автор в комичной форме очень подробно описывает жизнь провинциального общества. Следующее произведение писателя — повесть «На куличках» произвело переполох среди советских литераторов. Замятин был привлечен даже к суду за клевету на Советскую Армию. Дело в том, что в то страшное для любого вольнодумца время писатель не побоялся обратиться к проблемам военных, более того так сатирически описать российское офицерство. Многие произведения Замятина ведутся от третьего лица, что позволяет читателю самому делать напрашивающиеся выводы и уже своим смыслом наполнять те или иные события, случающиеся на страницах книг. Этот художественный прием был известен и широко применялся еще со времен Ф. М. Достоевского и Н. В. Гоголя, поскольку позволял использовать в произведении живую речь. Обращаясь к теме революции, Замятин в основном использует только черные, не радостные краски. В произведениях подобного плана всегда много тяжелых психологических моментов. В его рассказах и повестях явно звучит осуждение сложившейся действительности, причем у него нет ни капли жалости к провинившимся. Еще более непримирим автор к некоторым советским писателям, работающим исключительно ради гонорара: «Пролетарские писатели и поэты — усердно пытаются быть авиаторами, оседлав паровоз. Паровоз пыхтит искренне и старательно, но непохоже, чтобы он поднялся в воздух». У Е. И. Замятина всегда болела душа за будущее России. Наблюдая за неуклонным обезличиванием человека и его деятельности, он очень беспокоился, что этот процесс вскоре приведет его родную страну к гибели. Именно поэтому писатель создает свое самое знаменитое произведение — роман-антиутопию «Мы». Сюжет романа можно было бы назвать фантастичным, если бы в нем не проявлялись самые мельчайшие сходства с действительностью, наводящие на читателя ужас.

Действие произведения разворачивается в далеком будущем, где уже существует Единое Государство, которое в порядке нумерации выдает всем людям необходимые материальные вещи. В результате деятельности государственной машины каждый человек получает сытность, благополучие, полный покой, удовлетворение всех своих физических потребностей. Однако постепенно он вдруг оказывается частью безликой серой массы, одним из тысяч. У нового человека отсутствует человеческая душа, она просто засыпает под тяжестью подобного благополучия. Все люди практически насильственно лишаются своих живых чувств, они не могут любить, ненавидеть, дружить, им не нужно к чему-либо стремиться. Лишенная проблем и вопросов жизнь порождает бессмысленное существование. Каждый человек теряет имя и обретает мертвый «нумер». Все население вынуждено подчиняться законам Часовой Скрижали. Люди работают, едят, отдыхают и ложатся спать в строго определенное время. Даже для любви отведено должное время в этом расписании, причем самое светлое чувство сведено лишь к удовлетворению физических потребностей без каких-либо личных привязанностей. Все «свое, живое» подвергается строгому осуждению и жестоко карается. Безусловно, вечно так продолжаться не может. Человеческая натура все равно берет свое. И один из «нумеров» Д-503 постепенно разочаровывается в своем слишком уж безоблачном существовании. Он приходит к выводу, что помимо сытной жизни, нормальному человеку необходимо и что-то еще, будь то любимая женщина, счастливая семья или выбранная самостоятельно любимая работа. То есть людям просто необходима свобода выбора и самостоятельность. Постепенно к такому же мнению приходит и часть населения. Скоро против Единого Государства заключается заговор, руководительницей которого становится женщина под номером И — 330, возлюбленная главного героя. Ее бесстрашные и смелые действия заслуживают восхищения. И-330 не побоялась открыто заявить о своих чувствах, вступить в борьбу за возможность чувствовать, любить и быть любимой.

Всю свою жизнь Замятин остро ощущает чувство долга перед окружающими людьми. Он очень работоспособен, пишет как пьесы для театра, так и остроумные и поучительные рассказы и повести. Творческую жизнь писателя существенно усложняет его тяжелая и непримиримая позиция по отношению к недобросовестным «юрким» писателям, которые, к сожалению, составляли большинство в молодом Советском Союзе. У Замятина практически нет друзей, которые могли бы его поддержать в страшные годы опалы и творческого кризиса. Вынужденный свои последние годы провести на чужбине, он не меняет своих жизненных позиций. За рубежом Евгений Иванович продолжает держаться особняком, поддерживая тесные взаимоотношения только с очень узким кругом людей. Несмотря ни на что, до последней минуты он верит, что еще сможет вернуться на родину. Именно поэтому Замятин не выбрасывает свой советский паспорт и не меняет советское гражданство, более того продолжает регулярно вносить плату за свою квартиру в Ленинграде. В Париже писатель усиленно работает над киносценариями.

В своем последнем романе «Бич Божий» Замятин обращается к истории, к временам существования диких племен. Главным героем становится сам предводитель гуннов, великий и могучий владыка. Произведение как бы перекликается с современной действительностью. Читатель, по замыслу автора, должен увидеть ту вечную взаимосвязь между прошлым, настоящим и будущим, которая связывает этот мир в единое целое К сожалению, роман остается незавершенным, но и в таком виде он быстро находит своих почитателей в Париже. Замятин всегда стремился донести до читателей свои чувства и переживания, хотел помочь людям разобраться в действительности,мечтал жить и работать на своей родине. Однако вернуться в Россию ему удалось только в своих многочисленных произведениях