Трагичность любви в лирике В. В. Маяковского. Само чувство любовь, является одним из самых ярких, незабываемых и прекрасных чувств в жизни каждого человека. Мечта об этих нежных чувствах, мечта о вдохновенной любви, ее поиски — все это вечные темы в творчестве любого писателя, художника, музыканта. У В. В. Маяковского тема любви занимает одно из самых главных мест в  его творчестве. Он пишет о любви — благородной, преданной, самоотверженной.

У него влюбленный герой готов даже к самопожертвованию ради любимого человека. Как говорил писатель: «Любовь — это сердце всего. Если оно прекратит работу, все остальное отмирает, делается лишним, ненужным. Но если сердце работает, оно не может не  появляться во всем».

У Маяковского вся жизнь с ее радостями и горестями, обидами и разочарованиями была изложена в стихотворениях. И лишь в ранних его поэтических творениях — «Я», ««Любовь», трагедия «Владимир Маяковский» — любовь показывается вне связи с личными переживаниями. Последующие стихотворения поэта начинают рассказывать читателю о пережитой любви самим Маяковским, о его переживаниях и о том, какой она была. Все пережитые поэтом чувства испытывает на себе и сам лирический герой, он познает, что такое любовь — любовь-страдание, любовь-мука, любовь-наслаждение. В 1914 году Маяковский написал поэму «Облако в штанах» и здесь, сразу же с первых строк ощущается тревожное чувство большой и нежной любви:

Нежные!

Вы любовь на скрипки лежите.

Любовь на литавры ложит грубый.

А себя, как я, вывернуть не можете,

чтобы были одни сплошные губы!

Дальше со столь же трагической силой поэт пишет о своей безответной любви, которая полностью поглотила его. Эта любовь охватила своим жарким пламенем сердце поэта и причинила ему мучительную и нестерпимую боль:

Мама

Ваш сын прекрасно болен!

Мама!

У него пожар сердца.

Но эта трагическая любовь, все переживания и золнения оказываются не выдуманными. Сам Маяковский указывает на то, что все события, описанные в поэме реальны:

Зы думаете, это бредит малярия?

Это было, было в Одессе.

*Приду в четыре», — сказала Мария.

Восемь. Девять. Десять…

И вот,

громадный,

горблюсь в окне,

плавлю лбом стекло окошенное.

Будет любовь или нет?..

Да! Действительно Маяковский был по-настоящему влюблен в некую Марию, которую он встретил в Одессе. Тогда там вместе с Маяковским находился поэт В. В. Каменский. Позже он так рассказывал о любви поэта: «Маяковский влюбился здесь в красавицу Марию Александровну… Взволнованный, взметенный вихрем любовных переживаний, после первых свиданий с Марией он влетал к нам в гостиницу этаким праздничным весенним морским ветром и восторженно повторял: “Вот это девушка! Вот это девушка!”» Однако этой любви не суждено было стать вечной. Трагическая любовь приносит не радость, а одни лишь страдания. И самое страшное здесь заключается в том, что препятствия для искренней любви выстраиваются социальными условиями той жизни, основанными на неравенстве людей, на предрассудках и господстве материальных расчетов. Вся эта жестокая и несправедливая действительность отняла у поэта любимую девушку и украла ее любовь. Пройдя все эти переживания, Маяковский с горечью сказал: «Любить нельзя — масса тяжелых неприятностей». Вся эта социальная несправедливость очень кратко упоминается в поэме Маяковского «Облако в штанах». В ней слышен голос самой Марии:

Вошла ты, резкая, как «нате!», муча перчатки замш, сказала:

«Знаете — я выхожу замуж».

Хоть поэт и говорил: «Любить нельзя!» — но он не мог не любить. Уже через год сердце поэта вновь разрывают муки любви. Свои новые чувства он отразил в поэме «Флейта-позвоночник» (1915), и здесь снова слышны мотивы не радости от любви, а отчаяние и страдание:

Версты улиц взмахами шагов мну,

Куда уйду я, этот ад тая!

Какому небесному Гэфману выдумалась ты, проклятая?!

Обращаясь к Богу, поэт взывает:

… слышишь!

Убери проклятую ту, которую сделал моей любимою!

Маяковский так и не смог найти счастье, нежность, успокоение и радость в любви. Об этом свидетельствуют все последующие произведения поэта 1916—1917 годов.

Поэма «Человек» звучит как гимн человеку-творцу. В этой поэме любовь так же описывается через образы, выражающие только одно страдание влюбленного героя:

Гремят на мне

наручники, любви тысячелетия…

И только боль моя острей — стою, огнем обвит, на несгораемом костре немыслимой любви.

Стихи Маяковского, которые обращены к любимой, полны страсти, нежности, но одновременно содержат много сомнений, протестов и даже отрицания любви как таковой:

Любовь!

Только в моем воспаленном мозгу была ты!

Глупой комедии остановите ход!

Смотрите —

срываю игрушки-латы

я,

величайший Дон-Кихот!

В 1922 году появляется поэма «Люблю», где Маяковский размышляет о любви, о ее сущности и месте в жизни каждого человека. Писатель стремиться противопоставить любви продажной любовь истинную, верную, чуткую, которая выстоит и ссоры, и жизненные невзгоды. В 1923 году он пишет поэму «Про это», где опять возвращается к герою, который страдает и мучается от любви. Поэт искренне переживает за лирического героя. Маяковского тревожит то, что героя не коснулись радости жизни:

В детстве, может, на самом дне, десять найду

сносных дней.

А то, что другим?!

Для меня б этого!

Этого нет.

Видите — нет его!

Поэт с горестью замечает:

Я свое, земное, недожил, на земле • свое недолюбил.

В журнале «Молодая гвардия» в 1929 году было напечатано стихотворение Маяковского «Письмо т. Кострову из Парижа о сущности любви», именно с появлением этого стихотворения становится понятно, что в сердце поэта родилась новая любовь — «опять в работу пущен сердца выстывший мотор». Он встретил Яковлеву, он влюбился, а главное то, что эта любовь уже была взаимной. «Письмо т. Кострову…» и опубликованное несколько лет спустя «Письмо Татьяне Яковлевой» содержат в себе уже совсем другие настроения, появляются новые интонации. В этих письмах уже нет надрыва, тоски и разочарования. Так, в «Письме т. Кострову…» Маяковским описывается радостное чувство. Письмо проникнуто счастливым предвкушением большой и настоящей любви:

… как на свиданье, простаивая, прислушиваюсь: любовь загудит — человеческая, простая…

Он действительно навеки был ранен любовью и рана эта — незаживающая, кровоточащая. Жизнь и судьба поэта была драматичны, но читателя поражает сила той любви, которая вопреки всему способна утверждать непобедимость жизни. И Маяковский был прав, когда говорил:

Если я чего написал,

Если чего сказал —

Тому виной глаза-небеса,

Любимой моей глаза.