ТРАГЕДИЯ ЛАРИСЫ ОГУДАЛОВОЙ. Есть в русской литературе женские образы, ставшие во­площением страстных и неординарных натур. Таковы Татья­на Ларина и Катерина Кабанова. Есть некрасовские монумен­тальные образы: «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет…». Есть слабый, едва распустившийся цветок «турге­невской женщины». Есть, наконец, Наташа Ростова — ша­ловливый ребенок, жаждущий любви. Все они — яркие и запоминающиеся. И есть среди них Лариса Огудалова — «бес­приданница», «чайка» (еще до Чехова!)» живая и мятущаяся душа. Она не просто героиня драмы А. Н, Островского «Бес­приданница». Она — наша современница, Столкнувшись с миром, где все (или почти все) определяют деньги, где все можно купить и продать, Лариса (Чайка — по-гречески, и это не случайно) умирает.

В чем же причина ее гибели?

В вопиющем несоответствии: у человека есть деньги, бо­гатство, положение в обществе, но нет души. Его любит жен­щина чудная, страстная (больная своей страстью), чуткая, с болезненно выраженным стремлением к взаимности, — сло­вом женщина с душою богатою, неординарною, — и что же? Она — любит, он — развлекается, она — сгорает, а он…

Как же могло случиться такое? Очень просто. Неопытную девушку привлекал внешний блеск, умение «стильно» тра­тить деньги, обилие всевозможных похождений, смелое обра­щение (без тени смущения или преклонения, как, например, у Карандышева), — словом, для Ларисы Паратов стал идеа­лом благодаря «золотому» правилу: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». Это, конечно, траге­дия не одной Ларисы. Но если человек любит вот так, как она, с надрывом, отдавая душу, то такая любовь неизменно заканчивается трагически.

Карандышев не был и не мог быть выходом из тупика: слишком сильно Лариса его унизила, и принять от него «спа­сение» невозможно точно так же, как уехать с Кнуровым (одна фамилия чего стоит!) в Париж.

Унизительную сцену розыгрыша в орлянку Паратов на­блюдает спокойно, а что же «спаситель»? От Ларисы отступи лись все, и смерть, только смерть — самое безболезненное, что можно предложить. И она благодарит Карандышева за этот выход, потому что сама бы на него не решилась.

Эта любовь могла бы быть вполне счастливой (если бы вооб­ще состоялась), но с одним маленьким условием: Лариса Огу- далова должна быть богатой невестой, а она — бесприданница. О, Паратов отдал бы ей все, будь у нее… деньги! Да и сама Лариса смотрела бы на своего избранника по-другому, возмож­но, более трезво. Смерть — закономерное окончание столь не­равной любви. Чайка-Лариса погибает, познав ложь и неспра­ведливость, разочарование и отчаяние. Недаром фильм, снятый по «Бесприданнице», называется «Жестокий романс»,

Читая пьесу, думаешь: «Это о нас. О нашем дне». Слишком много паратовых, слишком мало ларис. Люди разучились лю­бить, и основой любых отношений являются деньги. Но сколько же исковеркано судеб, сколько разбито сердец! И хочется ве­рить, что мир не будет жесток к великой и бескорыстной любви так, как он был жесток к Ларисе Огудаловой. Хочется верить…