ТОЛСТОЙ — ЭТО ЦЕЛЫЙ МИР. Во все времена поиск истины был главным мерилом чело­веческих ценностей. Вопрос «Что есть истина?» родился за много лет до появления легенды о Христе и Понтии Пилате и не умрет, пока живо человечество, И пока он существует, каж­дый человек по-своему пытается ответить на него. Но челове­ку свойственно ошибаться. И если он вовремя не поймет своей ошибки, то это может стать для него величайшей трагедией. А если этот человек имеет власть над сотнями других людей? Последствия одного только ошибочного шага могут быть не­ предсказуемы. Сознавая свою ответственность перед другими, человек ищет, мечется, находит истину: в любви ли, в мило­сердии, в «осчастливливании других людей», а иногда и в звериной жестокости.

Мир человеческий слишком сложен, чтобы его мог изобра­зить один, пусть даже и гениальнейший, писатель. Льву Ни­колаевичу Толстому это удалось. Всю жизнь он искал истину, понимая, что за один неверный шаг он понесет тройное нака­зание: ведь он не только писатель, но и мыслитель, и человек, именно потому, что Толстой сам жил в атмосфере напряжен­ного нравственного поиска, ему удалось очень правдиво изоб­разить этот поиск в своих книгах.

Каких только проблем не решают его герои!

Андрей Болконский из «Войны и мира», например, никак не может найти свое место в жизни. Он едко-ироничен, этот Болконский, Он слишком скептичен, скептицизм мешает ему видеть вещи в истинном их свете, Но приходит большая лю­бовь, вслед за ней жестокая измена и страшная в своей нелепо­сти (ведь умирает молодой человек, едва начавший жить по- настоящему!) смерть, И к князю Андрею вдруг в последний момент приходит чувство «божеской», всепрощающей любви к людям, В последние дни жизни ему вдруг открывается истина: надо просто любить людей, и тогда будешь счастлив.

Эта истина проходит сквозь все произведения Толстого, И не важно, кто любящая натура: Пьер Безухов или Анна Каре­нина, они счастливы» пока верят людям, и любят их. Но тот, кто сильно любит, обречен на большие страдания и потери, И это еще раз доказывает Толстой своим романом «Анна Каре­нина». Чисто человеческие проблемы вдруг приносят Анне Карениной большие страдания. Порвав с мужем, она не мо­жет вычеркнуть из своей души ребенка. Родительская любовь оказывается сильнее женской любви, и Анна в конце концов не выдерживает напряжения. Она гибнет.

Несмотря на всю симпатию, с которой изображена Каре­нина в романе, Толстой осуждает ее в неверности мужу: хотя понимает, что человеку с тонкой, нежной душой, любящей и жаждущей любви, «в безлюбье» жить невозможно.

Люди, окружающие Анну, оказываются холодными, рас­четливыми и жестокими эгоистами. Нажива, продвижение п® службе, награды — вот то, что составляет смысл их жизни. Они не могут и не хотят думать. Они желают урвать от жизни кусок получше. И, разумеется, когда они обретут власть» нич­то для них не станет помехой, они смогут «переступить через кровь» многих сотен людей, как это делали Наполеон и Алек- еандр I. Или хотя бы жениться по расчету, как Борис Друбец-

кой из «Войны и мира». В этом же произведении гусарский полковник Богданыч посылает людей под огонь неприятеля, на верную смерть, чтобы получить очередную награду.

Но бескорыстие и честность — качества, без которых не может прожить человек, как не может он без любви к родине. Буян и бретер Долохов, помогавший Анатолию Курагину, ко гда тот задумал похитить Наташу Ростову, оказывается не толь­ко нежным сыном и братом, содержащим семью, но и патри­отом, готовым пожертвовать жизнью, чтобы освободить Роди­ну от захватчиков. Так причудливо переплетаются в человеке «благородство и подлость, отвага и страх»!

И люди истинно благородные всегда выступают против насилия, против войны. Толстой скептически относился к идее вечного мира, он не верил, что когда-нибудь такой мир будет возможен. Он только пытался по-своему спасти мир от ужа­сов войны. И создал теорию непротивления злу насилием.

Толстой — мастер деталей, для него не существует мело­чей в изображении движений человеческой души, Именно поэтому переживания его героев так. глубоки и искренни, что, читая о них, невольно переживаешь вместе с героями и отча­яние, и радость, и вдохновение, и любовь. «Писать надо так, чтобы, всякий раз,’ что макаешь перо, оставлять в чернильни­це кусок мяса». В этом высказывании Толстого — секрет не­повторимого обаяния и глубокого реализма его произведений. И именно поэтому можно утверждать вслед за М. Горьким, что «Толстой — это целый мир».