Тема жизни и смерти в прозе И. Бунина. Для творчества Бунина характерны интерес к обык­новенной жизни, умение раскрыть трагизм жизни, насыщенность повествования деталями. Бунина при­нято считать продолжателем чеховского реализма. Реализм Бунина отличается от чеховского предель­ной чувствительностью. Как и Чехов, Бунин обраща­ется к вечным темам.

Реалистические рассказы Бунина 1890-х гг. пове­ствуют о трагическом положении людей. Безжалост­но правдиво автор рассказывает о жизни интелли- гента-пролетария с его душевной смутой, об ужасе бессмысленного прозябания людей «без роду-племе­ни» («Привал», «Танька», «Вести с родины», «Учи­тель», «Без роду-племени», «Поздней ночью»). «Бес­пощадную правду» бунинского письма отмечали самые разные литераторы.

Мне думается, что Бунин не только певец дерев­ни, он и певец безысходности, безвозвратности. Не­однократно в его произведениях звучит этот мотив. Даже в рассказе о том, как мальчик начинает обуче­ние, писатель делает акцент на том, что все это лишь мгновение, которое возвратить нельзя, которое было у героя только однажды и уже никогда не повторит­ся. Не повторится даже не то, что он больше никогда не начнет заново учить цифры, а то, что никогда он больше не будет ребенком, никогда не будет воспри­нимать мир так, как воспринимают его дети. Этот рассказ — «Цифры» — своеобразная попытка вер­нуться в детство, счастливую и беззаботную пору. Автор пытается шаг за шагом проследить поведение юного существа, особенности его мировосприятия, что­бы, возможно, стать немного счастливее от соприкос­новения с этой бурлящей радостью. Авторская тоска чувствуется на протяжении всего повествования. Не случайно писатель задается вопросом: вспомнит ли мальчик о случившемся? Автор склоняется к тому, что тот все забудет. Детство скоротечно, и взрослому человеку невозможно пронести через всю жизнь светлое детское мировосприятие.

Эти мотивы нашли продолжение в дальнейшем творчестве писателя. Они раскрывались с еще боль­шей полнотой в период эмиграции Бунина. Двойствен­ность мышления Бунина — представление о драма­тизме жизни, связанное с представлением о красоте мира, — сообщает бунинским сюжетам интенсивность развития и напряженность. Та же интенсивность бы­тия ощутима и в бунинской художественной детали, приобретшей еще большую чувственную достовер­ность по сравнению с произведениями раннего твор­чества.

Иван Бунин нашел свой собственный путь в лите­ратуре, он не примыкал ни к каким модным литера­турным течениям или группировкам, или, как гово­рил он сам, «не выкидывал никаких знамен» и не провозглашал никаких лозунгов. Критики наперебой говорили о мощном языке Бунине, о том, что его та­л ант неоспорим. И они были совершенно правы — имя Ивана Алексеевича Бунина стало гордостью рус­ской литературы.