Среди произведений Н. А. Некрасова немало сти­хотворений, посвященных женской доле. Некрасов пишет о тяжкой участи русской крестьянки, о страда­ниях солдатских матерей, женщин простых, не защи­щенных государством. С теплотой и нежностью поэт воссоздает женские образы в своих произведениях. Он неизменно сопереживает героиням, и надеется, что положение русской женщины будет изменено.

Однако в своем сочинении мне хотелось бы остано­виться на поэме Н. А. Некрасова «Русские женщи­ны», в которой рассказано о подвиге жен декабристов, разделивших со своими мужьями все тяготы и лише­ния каторжной жизни. Этим женщинам выпала не­легкая доля — быть женами революционных деяте­лей, вместе с ними пройти тяжкий путь до конца.

В «Княгине Трубецкой» (1871) и «Княгине Вол­конской» (1872) Некрасов открывает в лучших жен­щинах дворянского круга наиболее яркие качества национального характера.

Именно поэтому произведения о декабристах ста­ли фактами не только литературной, но и обществен­ной жизни. Они вдохновляли молодежь на борьбу за народную свободу.

Зимней ночью 1826 г. княгиня Екатерина Трубец­кая отправилась вслед за мужем-декабристом в Си­бирь. Это решение кажется тем более героическим, если вспомнить, что юная княгиня не была приспосо­блена к тяготам и сложностям кочевой жизни, а Си­бирь совершенно не славится мягким климатом. Женщине нелегко было решиться на такой посту­пок, но княгиня Трубецкая последовала за мужем, по­считав это своим долгом, хотя муж ее пытался отго­ворить и отец не желал отпускать дочь. Но княгиня проявила решимость, и даже в ее отъезде мы видим преданность женщины своему мужу и его революци­онным настроениям. Тяжело было уезжать княгине Трубецкой и от семьи, и из родного Петербурга, в ко­тором прошла ее счастливая юность.

Княгине предстоял тяжелый путь. Зима выдалась суровая, дорожные впечатления — тяжелыми, осо­бенно в контрасте со светлыми воспоминаниями кня­гини. Трубецкая вспоминала детство, юность, балы в доме отца, свадебное путешествие по Италии. При этом она видела царство нищих и рабов, людей несчастных, забитых. В Сибири на триста верст попа­дается один убогий городок, жители которого сидят по домам из-за страшного мороза. Княгиня понима­ла, что обречена закончить свои дни в Сибири, но по­нимала, что не может поступить иначе. Ее пугали пронзительные стоны — вой голодного волка, рев ве­тра по берегам Енисея, надрывные песни. Она пони­мала, что может не доехать до цели, но все тяготы пу­ти не поколебали решимости молодой княгини.

Не задержали ее и убеждения иркутского губерна­тора в том, что молодой женщине в Сибири делать не­чего. Княгине Трубецкой пришлось подписать отре­чение от всех своих прав — и на титул, и на имущество. Этот поступок не менее ценен, нежели сама ее поездка в Сибирь. Ведь княгиня Трубецкая теперь становилась никем. По возвращении в Петер­бург, если бы оно произошло, Трубецкая стала бы ни­щей простолюдинкой.

В Нерчинске тоже вышла задержка, после чего гу­бернатор заявил, что лошадей ей не даст и княгине предстоит следовать далее пешим этапом, с конвоем, вместе с каторжниками. Но, услышав ее ответ: «Иду! мне все равно!..» — губернатор сдался. Перед реши­мостью этой женщины он не устоял. И княгиня до­стигла своей цели: она добралась до мужа.

Не меньшим героизмом пронизана и вторая часть поэмы — «Княгиня Волконская». Мария Волконская также последовала за мужем в Сибирь. Причем под­виг Волконской выглядит еще более ярким и рельеф­ным.

Она рано вышла замуж, будучи еще наивной юной девушкой. Ее муж исчез, и от княгини скрывали, что он находится под следствием. Только после рождения ребенка Мария узнала, что князь Волконский был за­говорщиком и готовил низвержение властей. Она ус­лышала приговор: ее муж отправлен в Сибирь — и решила следовать за ним. Путь Волконской тоже был нелегким, ослабленная долгой болезнью и тяже­лыми родами женщина тяжело переносила тяготы дороги. Но она смогла выдержать все. Даже импера­тор, восхищенный мужеством женщины, дал ей раз­решение на дорогу. Впрочем, надежды на возвраще­ние в Петербург у Волконской тоже не было. Она добралась до мужа и встретилась с ним.

Подвиг декабристок восхитил Некрасова, муже­ство женщин светского круга его несколько удивило. И если раньше в своих произведениях поэт прослав­лял мужество русских крестьянок, женщин, любая из которых «коня на скаку остановит, в горящую из­бу войдет», то теперь он отдал дань восхищения под­вигу титулованных особ. И тема женской доли в ли­рике Некрасова нашла воплощение и в этих образах.