Тема смирения и бунта. Приступая к работе над романом, Ф. М. Достоев­ский писал: «…уничтожить неопределенность, то есть так или этак объяснить все убийство…». Все, что по­служило мотивами преступления Родиона Раскольни­кова, построено на глубоких, запутанных противоречи­ях. Преступление Раскольникова можно назвать бунтом против страшной действительности, в кото­рой он вынужден существовать.

Нередко мотив убийства объясняют роковым влия­нием города. Действительно, душная атмосфера узких и пыльных улиц, гробообразная каморка Раскольни­кова — все это, можно сказать без преувеличения, по­губило его: «Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге». Погубило, но отнюдь не как героя, вступившего в схватку с чуждым ему миром во имя правых целей. Раскольников пытался встать на этот путь, но вскоре разочаровался в нем и смирился с су­ществующим порядком. Изменить что-то в этом ми­ре кажется Родиону Раскольникову невозможным, равно как остановить скрипящую, но все же дейст­вующую машину. Над теорией «всеобщего счастья» герой смеется: «Несу, дескать, кирпичик на всеобщее счастье… Ха-ха!» И совершается трагедия — внут­реннее поражение Раскольникова, его порабощение этими замкнутыми стенами и грязными улицами. Переворачивается вся система ценностей героя: он уже заражен «влияниями» Петербурга, и его душев­ное состояние действительно принимает форму бо­лезни. Полное отчаяние в его настоящем положении, невозможность спасти сестру, помочь сломленному жизнью Мармеладову и его семье, загубленной навсе­гда девочке, вышедшей на панель, приводят его к идее убийства.

Уже все его муки до совершения преступления да­ют Раскольникову почувствовать, что он не способен на такое. Но в тот решающий момент, когда герой уже почти освободился от власти этой идеи и просил Бога указать ему правильный путь, дорога приводит его к месту, где он слышит свой приговор: завтра и в определенном часу. Все предрешено, Раскольников уже почти сознательно жертвует собой ради спасения других. Однако очень скоро герой приходит к мысли, что если добро поначалу и противостояло преступле­нию, то потом оно капитулировало перед злом, а еще позже — стало незаметно прикрывать собою горькую правду: «Я просто убил, для себя убил…»

И, осознав это, Раскольников становится на путь раскаяния и смирения. Образ Сони Мармеладовой является олицетворением идеи смирения. Д. И. Писа­рев писал: «Может быть, Софья Семеновна так же су­мела бы броситься в Неву, но, бросаясь в Неву, она не могла бы выложить на стол перед Катериной Иванов­ной 30 целковых, в которых заключался весь смысл и нее оправдание ее безнравственного поступка». Не пойди Соня на нарушение норм нравственности, дети умерли бы с голоду. Образ Сони превращается в обоб­щающий образ вечных жертв. Поэтому Раскольников восклицает: «Сонечка Мармеладова! Вечная Со­нечка» Образ Сони является проводником взглядов глазами. самого автора. Все в ее образе говорит о ве­личии нравственного подвига, о сострадании к людям, о силе души, о стремлении к самоуничижению, в смирению.