Тема поэта. Каждого поэта на протяжении жизни волнует вопрос о назна­чении поэтического творчества, о роли его в обществе. А. С. Пуш­кин высоко оценивал значение деятельности поэта, введя в твор­чество понятие поэта-пророка.

Уже в ранних своих стихотворениях он задумывался над зада­чей, ролью, судьбой поэта в современном ему обществе.

Так, в одном из первых стихотворений «К другу стихотворцу» выразились размышления поэта:

Не так, любезный друг, писатели богаты;

Судьбой им не даны ни мраморны палаты,

Ни чистым золотом набиты сундуки;

Лачужка под землей, высоки чердаки —

Вот пышны их дворцы, великолепны залы…

Их жизнь — ряд горестей, гремяща слава — сон.

Сквозь все творчество Пушкина проходит идея о трагической участи поэта в жизни. Однако, как бы ни была трудна судьба по­эта, какие бы лишения и тревоги, борьба и страдания его не ожи­дали, он все же осознанно избирает путь литературного творче­ства: «Мой жребий пал; я лиру избираю».

Пушкин в своих стихах стремился осознать и передать силу воздействия поэзии на общество. Свои стремления он выразил в элегии «Деревня».

О, если б голос мой умел сердца тревожить!

Почто в груди моей горит бесплодный жар

И не дан мне судьбой Витийства грозный дар?

Пушкинское понимание роли поэта и поэзии наиболее полно выразилось в стихотворении «Пророк». Автор размышляет о том, куда должен двигаться поэт, чтобы его поэзия принесла пользу обществу. Здесь поэт отождествляется с пророком, призванным служить людям, тревожить их мысль, пробуждать к постижению жизни. С древних времен пророк представляется истолкователем божьей воли, беспристрастным судьей настоящего и предсказате­лем будущего. Пророк — всегда томим «духовной жаждою», он выступает защитником угнетенных. Трудный процесс превра­щения простого человека в глашатая истины и отражен в стихо­творении Пушкина. После прикосновения серафима поэту- пророку понятно все — «неба содроганье» и «дольней лозы про- зябанье». Серафим вырвал «грешный язык» и вложил в уста его «жало мудрыя змеи».

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвинул.

В этом стихотворении с невероятной силой звучит мысль о том, что поэзия должна служить народу. Пушкин осознает божью волю и главную задачу поэта: «Глаголом жги сердца людей».

Поэт-пророк, наделенный могучей властью над умами, появ­ляется и в его «Подражаниях Корану».

Задачи поэта Пушкин раскрывает и в стихотворении «Лицинию», где, вспоминая римского сатирика Ювенала, он пишет:

Свой дух воспламеню жестоким Ювеналом,

В сатире праведной порок изображу,

И нравы сих веков потомству обнажу.

Поэт для Пушкина — борец, неподкупный голос которого ста­новится «эхом русского народа». Поэзия в его понимании должна быть откликом «на всякий звук», на всякое событие в жизни стра­ны и народа.

Во многих своих стихотворениях Пушкин противопоставля­ет поэта светскому обществу, которое называет презрительно и гневно: «толпа», «чернь». Он защищает мысль о свободе поэта от этого общества, от невежественных гонителей, «гордых невежд» и «знатных глупцов». Поэзия для него всегда была высочайшим проявлением творческого духа. Свободу творчества, независимость личности поэта Пушкин считал обязательным условием нормаль­ной творческой деятельности. Он обращается к поэтам с при­зывом:

… Дорогою свободной

Иди, куда влечет тебя свободный ум.

В своих стихотворениях «Поэту», «Поэт», «Эхо», посвященных теме поэта и поэзии, он развивает свои взгляды на задачи поэта. Пушкин требует от поэзии истины и выражения чувств. Он не со­гласен со своим учителем Державиным, который считал, что по­эзия должна «парить». Его поэт идет «своим путем», определен­ным ему высоким призванием, не требуя наград за свой «благо­родный подвиг».

На протяжении всего творческого пути поэта оставались неиз­менными его стремление служить своей поэзией одной лишь, сво­боде, сознание глубокой связи с народом, отказ воспевать царей. Веру в могущество поэтического слова, в бессмертие поэта-про- рока, который является голосом народа, Пушкин пронес до конца своей жизни. Он уверен, что его поэтическое наследие станет до­стоянием народа;

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык…

Ставя себе при жизни «памятник нерукотворный», поэт заве­щает своим последователям-поэтам оставаться верными «веленью божию», оставаясь спокойно равнодушными к хвале и клевете, к осуждениям глупцов и смеху толпы.