Тема нравственного выбора человека в произведениях. В понимании Горького лишь горячая любовь к людям, к своему делу, к родной земле дает человеку твердость в жизнен­ных испытаниях. Данко, жертвующий собой ради других, сильнее Ларры.

В связи с этим возникает важнейший вопрос: как действи­тельно сильный человек относится к окружающим? Это один из основных вопросов, ответ на который не дает вся мировая литература. Позиция Горького здесь ясна. Кажущаяся сила Ларры, которому люди якобы не нужны, не выдерживает ис­пытания одиночеством. В более поздних произведениях Горь­кий усложняет вопрос: одиночество среди людей — следствие ли это силы или слабости? И дает ответ: сильный не может быть одинок, он всегда среди людей — пусть чуждых ему по духу, но страдающих. И это понимает Сатин после встречи с Лукой. Но взгляды этих героев все же расходятся в главном. Лука считает, что слабый должен найти в жизни опору и обя­занность сильного — помочь ему в этом. Сатин уверен, что дей­ствительно сильному не нужна опора и ждать лучшего будущего в бездействии — не для настоящего человека. Он приходит к этому убеждению не сразу. Мы можем следить за его развитием по ходу пьесы.

В одном из этих монологов Сатин говорит: «Старик — не шарлатан? Что такое правда? Человек — вот правда? Он это понимал … вы нет?» В этом, наверное, и состоит основной, ключевой момент произведения: соединение «правды Сати­на», оправдывающего Луку, с «ложью во имя спасения» Луки.

Направленность этой удивительной пьесы-притчи не толь­ко не является чем-то случайным для Горького, а, напротив, чрезвычайно характерна для него, связана с чем-то тайным в его таланте. Для Горького было важным не только «что де­лать?», но и «как делать?», как воплотить, осуществить меч­ту. Потому у него, писателя активного, революционного гуманиста, так сокровенно и убедительно, но вместе с тем в сложной запутанной жизни прозвучали общефилософские во­просы: правда — бог свободного человека, ложь — религия ра­бов и хозяев.

Та огромная правда жизни, какую Горький жадно собирал и носил в своем сознании, правда бытовая, психологическая, моральная, социальная, всего естественнее воплощалась в ши­роких, емких, свободных формах прозаического повествова­ния, в формах реализма, который на вершинах своей зрелости был у Горького реализмом социалистическим.

Как беспощадный писатель-реалист Горький создал целую энциклопедию русской жизни — художественную энциклопе­дию конца XIX – начала XX в. Среди своих героев-искателей Горький неизменно отдавал предпочтение растущему челове­ку. Однажды он писал об это так: «Моя задача — пробуждать в человеке гордость самим собой, говорить ему о том, что Он в жизни — самое лучшее, самое значительное, самое дорогое, святое и что кроме него — нет ничего достойного внимания. Мир — плод его творчества, Бог — частица его сердца и разу­ма».

Мир горьковских произведений — это мир, постоянно изме­няющийся , в нем необратимо осуществляются процессы «раз­рушения» и «созидания» личностей. Горький и здесь шел в ногу со своим временем: как в его отечестве все «стронулось» с неподвижной точки навстречу будущему. Так и он, сын своего века, был охвачен этим процессом обретения новой истины, новой веры.

Лишь сильный человек, утверждает Горький, способен смотреть в лицо реальности. Но без цели в жизни, без уверен­ности в своих возможностях изменить мир он не способен про­тивостоять невзгодам. В пьесе «На дне» мы видим людей, сильных духом, но не знающих долга перед собой и окружаю­щими. Бубнов, которому многое дано, уже утратил себя. Ба­рон издевается над всеми и быстро теряет человеческие черты. Сатин лишь в начале этого пути. Кто знает, какая судьба жда­ла его, не появись в ночлежке Лука. Недаром Сатин позже ска­жет, что Лука подействовал на него, как кислота на потускневшую монету. Сатин понимает, что назначение силь­ного — не утешать страдающих, а искоренять страдание, зло. Это одно из самых твердых убеждений Горького.

Для Горького сила — в стремлении вперед «к свободе, к све­ту». Лишь горячее сердце и сильная воля, вера в победу помо­гут пройти этот путь.’ И память о тех, кто на этом пути пожертвовал собой ради других, как звезды — искры сердца Данко будут освещать дорогу идущим следом.