Тема назначения поэта в лирике. Маяковский — лирик, трибун, поэт огромного, «сплошного сердца». Вера в торжество коммунисти­ческих идеалов сочетается в его стихах с непримири­мостью ко всему, что мешает «рваться в завтра, впе­ред». Лирический герой Маяковского не отделяет свой интимный мир от большого мира социальных бурь, не мыслит интимное вне социального. Таков автор в стихотворении «Послушайте!». В первых же строках стихотворения звучит вопрос: «Ведь, если звезды зажигают — / значит — это кому-нибудь нужно? »

Лирический герой произведения — это человек, которому нужна звезда, он «врывается к богу» и про­сит, «чтобы обязательно была звезда». «Клянется — не перенесет эту беззвездную муку», впоследствии же «хо­дит тревожный, / но спокойный наружно». И стихот­ворение заканчивается тем же вопросом: «Значит — это необходимо, / чтобы каждый вечер над крыша­ми / загоралась хоть одна звезда?!»

Стихотворение «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче», относится к стихам на тему поэта и поэзии. Поэт для достоверности называет конкретное место дей­ствия. Солнце в этом стихотворении — метафориче­ский образ поэта, и поэт призывает «светить всегда, светить везде», в чем видит основное предназначе­ние поэта.

Стихотворение начинается описанием летнего дня на даче:

В сто сорок солнц закат пылал, в июль катилось лето, была жара, жара плыла — на даче было это.

Дальнейшие строки стихотворения описывают расположение деревни: деревня находилась под при­горком Пушкино, который «горбил / Акуловой го­рою», за деревней же — дыра, в которую, «наверно, / спускалось солнце каждый раз», чтобы на следую­щий день снова подняться. Лирического героя сти­хотворения это стало злить. Он обращается к солнцу с не самыми лестными словами, называет его «дармое­дом» и зовет спуститься к себе на дачу. И солнце от­озвалось на призыв поэта: «…валилась солнца масса, / ввалилось; / дух переведя, / заговорило басом: / «Го­ню обратно я огни / впервые с сотворенья. / Ты звал меня? / Чаи гони, / гони, поэт, варенье!»

Поэт, сконфуженный, все же предложил гостю угощение. Наконец поэт и его гость разговорились:

Про то,

про это говорю, что-де заела Роста, а солнце:

«Ладно, не горюй,

смотри на вещи просто!

А мне, ты думаешь,

светить

легко.

— Поди, попробуй! —

А вот идешь —

взялось идти,

идешь — и светишь в оба!»

Светило засиделось у поэта до темноты. Вскоре он предложило поэту заняться общим делом: «…взо- рим, / вспоем / у мира в сером хламе. / Я буду солнце лить свое, / а ты — свое, / стихами».

И завершается стихотворение такими строками:

Светить всегда, светить везде,

до дней последних донца,

светить — и никаких гвоздей!

Вот лозунг мой и солнца!