Тема Москвы в творчестве М.Цветаевой. М. Цветаева — поэт самобытный, смелый, яркий. Она — человек трагической судьбы, бесконечно любящий свою Родину, хотя родная страна принесла ей много горя.
Москва для М. Цветаевой — город особый. Она здесь родилась, провела детство, здесь же прошли и первые суровые и беспокойные годы после революции,

которую Марина Ивановна принять не сумела и не захотела. Через всю жизнь пронесла Цветаева любовь и признательность к этому городу, который всегда был по-особому дорог ее поэтическому сердцу. Московская тема в поэзии Цветаевой звучит не только в цикле “Стихи о Москве”, но проходит сквозь все ее творчество образами церквей, Кремля, колокольного звона.
Облака — вокруг,
Купола — вокруг.
Надо всей Москвой —
Сколько хватит рук! —
Возношу тебя, бремя лучшее,
Деревцо мое Невесомое!
Цветаева не зря называет Москву “огромным странноприимным домом”. Этот город для поэта — святой, здесь под золочеными куполами сконцентрировалась вся очистительная сила русского города, способного утешить, вселить надежду, утолить душевную и физическую боль. Именно здесь ищущие могут обрести покой, а мятежные и беспокойные, как сама Марина Ивановна, — неукротимую энергию.
Семь холмов — как семь колоколов!
На семи колоколах — колокольни.
Всех счетом: сорок сороков, —
Колокольное семихолмие.
Поэт часто может предвидеть события и свою судьбу. Так случилось и с М. Цветаевой, с ее образом многоликой Москвы — города, бесконечно любимого ею, но отвергнувшего своего поэта в тяжелое время, ставшего не только надеждой, но и глубокой болью. Цветаева признавалась: “Да, я в 1916 году первая так сказала про Москву… И этим счастлива и горда, ибо это была Москва последнего часа и раза. На прощанье… Эти стихи были — пророческие”.
В дивном граде сем,
В мирном граде сем,
Где и мертвой мне Будет радостно…
С образом родного города неразрывно связано у М. Цветаевой и чувство родины, и ощущение неразрывной, кровной и духовной связи между Москвой — матерью и ее детьми. А это для поэта особенно важно, потому что, не приняв революцию, Марина Ивановна была вынуждена в 1922 году покинуть Россию, эмигрировать. Однако все долгие годы эмиграции душа Цветаевой стремилась назад, на родину, которой были посвящены многие печальные или полные надежды строки, созданные за время пребывания на чужбине. В сердце Цветаевой не было гнева или обиды на отвергнувший ее город, страну, поскольку она понимала, что не место, а “людишки творят ее судьбу”. И это помогло Марине Ивановне не покориться судьбе, сохранить в душе тепло, признательность и любовь к Родине, которые она завещала и своим детям:
Будет твой черед:
Тоже — дочери
Передашь Москву
С нежной горечью.
Люди творят историю: строят и разрушают, признают и отвергают, верят и разочаровываются. Но Москва, “княгинюшка”, “красавица”, “разумница”, стоит выше повседневных человеческих деяний, поскольку навсегда останется святой “единственной столицей”, “градом Духа”. И тесная духовная связь с этим городом всегда будет поддерживать ее “сынов и дочерей”, помогать им выстоять, не сломиться, сохранить чувство собственного достоинства.
Над городом, отвергнутым Петром,
Перекатился колокольный гром.
Гремучий опрокинулся прибой
Над женщиной, отвергнутой тобой.
Царю Петру и вам, о царь, хвала!
Но выше вас, цари, колокола.
Пока они гремят из синевы —
Неоспоримо первенство Москвы.
И целых сорок сороков церквей