Тема любви в поэзии Есенина. Любовь в жизни каждого человека — это незабываемые мгновения безумного счастья и мучительных страданий, надежд и тревог, восторгов и разочарований. В жизни С. Есенина — красивого молодого человека с золотистыми волнистыми волосами и талантливого поэта — любовь занимала особое место.
В первых стихах поэта уже появляются любовные мотивы. С пылкостью деревенского парня он отдается этому чувству:
Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог,
Сядем в копны свежие под соседний стог.
Зацелую допьяна, изомну, как цвет,
Хмельному от радости пересуду нет.
Для юного Есенина, тонко чувствующего красоту русской природы, образ любимой часто был неотделим от образов полей, неба, леса:
С нежным соком ягоды на коже Нежная, красивая, была На закат ты розовый похожа И, как снег, лучиста и светла.
Со временем, насыщенным многими событиями, перевернувшими жизнь поэта, любовная лирика Есенина тоже претерпевает изменения от первого юношеского чувства к сложным душевным переживаниям. Были периоды, когда Есенин пытался глубже разобраться в своих чувствах, переливая их в целые циклы стихотворений. В сложное время личных неудач, “без семьи, без дружбы”, творческого поиска поэт пытается найти спасение в любви. Так появляется цикл стихов “Москва кабацкая”, наполненный болью и отчаянием заблудившегося:
Много женщин меня любило.
Да и сам я любил не одну,
Не от этого ль темная сила
Приучила меня к вину.
Но любви не может быть там, где нет взаимопонимания. Это чувство нельзя купить, нельзя вызвать в тяжелые минуты, даже, если пытаешься найти в нем выход из жизненных неурядиц.
И любовь, не забавное ль дело?
Ты целуешь, а губы, как жесть.
Знаю, чувство мое перезрело,
А твое не сумеет расцвесть.
Есенин сумел вынырнуть из водоворота заблуждений и ошибок. В этом он исповедуется в стихотворении “Письмо к женщине”, прося у когда-то любимой прощенья за все горести и возможные обиды, которые он ей причинил, находясь “в сплошном дыму, в развороченном бурей быте”, когда его несло течение, движение которого он не мог контролировать. В то время он не сумел уберечь любовь, но до сих пор сохранил бесконечное уважение и привязанность к женщине, бывшей когда-то рядом с ним, терпеливо переносящей выходки пьяницы и скандалиста.
Так же и в стихотворении “Вечер черные брови насолил…” поэт бережет в памяти воспоминания о дорогих сердцу минутах:
Пусть я буду любить другую,
Но и с нею, с любимой, другой,
Расскажу про тебя, дорогую,
Что когда-то я звал дорогой.
Изумительный по своей красоте, нежности, задушевности цикл стихов “Персидские мотивы” Есенин создает в последние годы жизни. Влюбленный в прекрасные произведения восточных поэтов Саади и Фирдоуси, Есенин и здесь остается верен себе, самобытен, неповторим:
Я спросил сегодня у менялы.
Что дает за полтумана по рублю.
Как сказать мне для прекрасной Палы
По-персидски нежное “люблю”?
Ответ менялы и так был известен поэту. Конечно же, язык любви интернационален, поскольку говорят здесь не словами, а взглядами, жестами, дыханием…
От любви не требуют поруки,
С нею знают радость и беду.
“Ты — моя” сказать лишь могут руки,
Что срывали черную чадру.
Персия — страна жаркого солнца, красивых девушек, горячей любви. Все здесь напоминает об этом чувстве, и Есенин сравнивает женщину с самым прекрасным, что есть в мире.
Руки милой — пара лебедей —
В золоте волос моих ныряют.
Все на этом свете из людей
Песнь любви поют и повторяют.
Много любви было в жизни Есенина. Богатый и щедрый сердцем, он дарил свои чувства красивым девушкам и женщинам, но всегда, как святыню, хранил в памяти моменты, которые нельзя забыть.
И сердце, остыть не готовясь
И грустно другую любя.
Как будто любимую повесть
С другой вспоминает тебя.
Были мгновения, когда, обнимая одну, поэт думал о другой, “у которой глаза — голубень”. Но кто сможет обвинить в неискренности Есенина, для которого любовь всегда была живительной, утешающей, спасительной силой? Чувства поэта всегда были открыты, выливаясь в чудесные лирические стихотворения, которые и сегодня глубоко трогают наши сердца. А Есенин — он жил по принципу “жить — так жить, любить — так уж влюбляться!”