Тема добра и зла в романе М. Булгакова
Вопрос о том, что такое добро и зло, откуда они берутся, принадлежит к категории самых сложных, над которыми человечество бьется уже не одну сотню лет. Любые попытки ответов влекут за собой целую сеть дополнительных вопросов, опутывающую человеческое сознание,

но таких же неразрешимых, как первоначальный. К этим понятиям нельзя относиться как к чему-то само собой разумеющемуся, ведь добро — это не просто польза, а зло — не обязательно вред. Иначе можно спросить: польза для кого? А вред кому?
Свое видение этой философской проблемы предлагает нам М. Булгаков в романе “Мастер и Маргарита”. Один из ^ планов, в которых разворачивается действие романа, — мир интерпретированных библейских легенд и мифов. Я думаю, корни добра и зла стоит искать именно здесь.
М. Булгаков не принимает Библию и Евангелия в той форме, в какой они известны миллионам людей, он многое переиначивает, перестраивает, чтобы вышло так, как ему кажется, должно быть.
Один из героев романа Булгакова (он же является и героем романа в романе) — Иешуа Га-Ноцри, прототипом которого, несомненно, послужил Иисус Христос. Однако мы очень быстро замечаем, что Иешуа очень сильно отличается от Христа, он лишен чудес и всех тех поступков, которые принесли известность Божьему Сыну, Можно даже утверждать, что единственное оружие Га-Ноцри в реальности романа — слово, а не дело.
Как противовес, противоположность Иешуа, автор создает образ Воланда. И этот булгаковский Сатана в корне отличается от своего библейского собрата, хотя его так же сопровождают грозы с ослепительными молниями, за ним остаются следы пожарища.
Булгаков создает свою картину распределения в мире добра и зла, свое видение правления миром высших сил.
По священному писанию, дьявол — это искуситель, и в “Мастере и Маргарите” Воланд испытывает людей, проверяет истинные мотивы их дел и поступков, оценивает их нравственные и этические принципы. После такой “прочистки” каждому воздается по заслугам, и поэтому нельзя категорично заявлять, что Воланд “плохой и злой”, жестокий и бездушный. К тому же нужно вспомнить, что в результате борьбы библейских сил добра и зла Бог не искоренил зло, а пошел на своеобразный компромисс: мир был разделен, Богу — небо, Дьяволу — землю. Из этого следует, что все, что ни происходит на земле — добро ли, зло ли — это от Дьявола, а не от Бога.
Видимо, поэтому Булгаков лишает Иешуа власти действием, владычных прав: Га-Ноцри решительно отказывается судить людей, уступая это нелегкое дело Воланду (который, кстати сказать, успешно справляется с должностью
[“судьи человеков”]. Так булгаковский Сатана со своей свитой предстает перед нами в неожиданной роли разоблачителя человеческой скверны, “разгребателя грязи”. Это он карает за зло и нечестивость и вознаграждает за добрые дела. В течение всего романа Булгаков именно через образ Воланда утверждает верность любви и преданности творчеству. К тому же автор представляет нам своего Сатану как одного из главных действующих лиц романа, в то время как Иешуа Га-Ноцри всего лишь литературный персонаж романа в романе, человек безграничной доброты и мудрости.
В своем произведении Булгаков проводит и “исправленную” идею построения загробного мира. Если в Библии он делится на ад и рай, то в романе все немного иначе: царство мертвых состоит из “света” (которого Мастер и Маргарита не заслужили), “покоя” (которым они награждены) и области Воланда, где проходил знаменитый бал Сатаны, — третьей части рая, “рая для преступников”. А для ада, то есть места, где человек расплачивается за свои грехи и проступки, автор романа оставляет Землю, мир людей.
Таким образом, с помощью различных художественных приемов и уловок Булгаков дает нам понять, что авторы Евангелий “все перепутали”. Судьей и разоблачителем является очеловеченный Дьявол, “часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо”. Мир нельзя оставить совсем без зла, оно — как горечь, придающая кофе неповторимый специфический вкус. Добро, оставшись без противовеса, уже не будет добром. Удача должна чередоваться с промахами, открытия — с ошибками, иначе у человека исчезнет стимул совершенствоваться, развиваться. Так же можно сказать, что зло — это обратная сторона добра (“дорога в ад вымощена благими намерениями”). Однако все это совсем не доказывает, что со злом не нужно бороться, ведь именно в такой борьбе и раскрывается истинная сущность человека. Я думаю, что зло нужно воспринимать как неотъемлемую часть мира, в котором все взаимосвязано.