Тема чести и бесчестья. В «Войне и мире» около шестисот действующих лиц. «Обду­мать и передумать все, что может случиться со всеми будущи­ми людьми предстоящего сочинения, очень большого, и обдумать миллионы возможных сочетаний, для того, чтобы выбрать из них одну миллионную, ужасно трудно», — жало­вался Толстой. Такие трудности писатель испытывал во время работы над каждым из больших произведений. Но особенно велики они были, когда писатель создавал «Войну и мир». Вспомним, что действие этого романа длится более пятнадца­ти лет и охватывает громадное число событий. Писателю дей­ствительно пришлось обдумать «миллионы возможных сочетаний» и выбрать из них лишь самые нужные, самые яр­кие и правдивые.

Толстой в течение года написал пятнадцать вариантов нача­ла «Войны и мира». Как можно увидеть из сохранившихся ру­кописей, он пробовал начать роман авторским вступлением, в котором давалась оценка исторических событий 1812 года, по­том сценой, которая происходит то в Москве, то в Петербурге, то в имении старого князя Болконского, то за границей. Чего добивался писатель, столько раз меняя начало романа? Это можно увидеть, прочитав сцену, которой открывается «Война и мир». Толстой показывает великосветский салон фрейлины Анны Павловны Шерер, где встречаются именитые гости и ве­дут оживленный разговор о том, что более всего волновало в ту пору русское общество, — о предстоящей войне с Наполеоном. Читая эту сцену, мы знакомимся со многими действующими лицами и среди них с двумя главными героями романа — Анд­реем Болконским и Пьером Везуховым.

Толстой нашел такое начало произведения, которое сразу же вводит нас в атмосферу предвоенной эпохи, знакомит с главными действующими лицами, показывает, как сталкива­лись их взгляды и мнения при оценке самых острых вопросов времени. И уже с этой первой сцены и до конца романа мы с не­ослабевающим интересом и волнением следим за тем, как раз­вертываются события и как все большее число людей становится их участниками.

Следует все же заметить, что есть в «Войне и мире» сцены, где образ Кутузова показан противоречиво. Толстой полагал, что развитие всех событий, совершающихся в мире, не зави­сит от воли людей, а предопределено свыше. Писателю каза­лось, что и Кутузов думал также и не считал нужным вмешиваться в развитие событий. Но это решительно противо­речит тому образу Кутузова, который создан самим же Тол­стым. Писатель подчеркивает, что великий полководец умел понимать дух войска и стремился им управлять, что все по­мыслы Кутузова и все его действия были устремлены к одной цели — разгромить врага.

Противоречиво нарисован в романе и образ солдата Платона Каратаева, с которым Пьер Безухов повстречался и подружил­ся в плену. Каратаеву присущи такие черты, как незлобие, по­корность, готовность простить и забыть любую обиду. Пьер с удивлением, а потом с восторгом слушает каратаевские рас­сказы, всегда кончавшиеся евангельскими призывами всех любить и всех прощать. Но тому же Пьеру пришлось увидеть страшный конец Платона Каратаева. Когда партию пленных французы гнали по осенней грязной дороге, Каратаев упал от слабости и не мог встать. И конвоиры безжалостно пристрели­ли его. Нельзя забыть эту страшную сцену: у грязной лесной дороги лежит убитый Каратаев, а около него сидит и воет го­лодная, одинокая, замерзающая собачонка, которую еще так недавно он спас от гибели…

К счастью, «каратаевские» черты были несвойственны рус­ским людям, защищавшим свою землю. Читая «Войну и мир», мы видим, что не Платоны Каратаевы победили армию Наполеона. Это сделали бесстрашные артиллеристы скромно­го капитана Тушина, храбрые солдаты капитана Тимохина, кавалеристы Уварова, партизаны ротмистра Денисова. Побе­дили врага русская армия и русский народ. И это с огромной силой показано в романе. Не случайно в годы Второй мировой войны книга Толстого была настольной книгой людей разных стран, боровшихся с нашествием фашистских орд Гитлера. И всегда она будет служить для всех свободолюбивых людей ис­точником патриотического воодушевления.

Из эпилога, которым заканчивается роман, мы узнаем о том, как жили его герои после окончания Отечественной вой­ны 1812 года. Пьер Безухов и Наташа Ростова соединили свои судьбы, нашли свое счастье. Пьера по-прежнему волнует во­прос о будущем его Родины. Он стал членом тайной организа­ции, из которой позднее выйдут декабристы. К его горячим речам внимательно прислушивается юный Николенька Бол­конский, сын князя Андрея, умершего от раны, полученной на Бородинском поле.

О будущем этих людей можно догадаться, вслушавшись в их беседу. Николенька спросил Пьера:

« — Дядя Пьер… Ежели бы папа был жив… он бы согласен был с вами? »

И Пьер ответил:

«— Я думаю, что да…»

В конце романа Толстой рисует сон Николеньки Болконско­го. «Они с дядей Пьером шли впереди огромного войска», — снилось Николеньке. Они шли на трудный и славный подвиг. С Николенькой был отец, ободрявший и его, и дядю Пьера. Проснувшись, Николенька принимает твердое решение: жить так, чтобы быть достойным памяти своего отца. «Отец! Отец! — думает Николенька. — Да, я сделаю то, чем бы даже он был доволен *.

Этой клятвой Николеньки Толстой завершает сюжетную линию романа, как бы приоткрывая завесу в будущее, протя­гивая нити от одной эпохи русской жизни к другой, когда на историческую арену вышли герои 1825 года — декабристы.

Так заканчивается произведение, которому Толстой, по его признанию, посвятил пять лет «непрестанного и исключи­тельного труда».