Своеобразие конфликта в комедии А.Г. Грибоедова. Комедия А.С. Грибоедова создавалась в ту эпоху, когда на сцене гос­подствовал классицизм, а в литературе в целом развивались романтизм и реализм, поэтому это произведение вобрало в себя черты всех трех направлений. Сам писатель никогда не стремился к следованию како­му-то одному из литературных течений, о своем творчестве он писал так: «Я как живу, так и пишу: свободно и свободно». Грибоедова прежде всего интересовало содержание, а не какая-то определенная форма, в которую оно облачено. Но во многом именно эта форма, продиктованная основ­ным замыслом комедии, сделала «Горе от ума» оригинальным и уникаль­ным в своем роде произведением. Новаторство Грибоедова прежде все­го проявилось в характере конфликта, в пьесе присутствует не только традиционная любовная интрига, но и еще одна — общественная, и именно она выходит на первый план произведения, частично нарушая классицистическое единство действия.

В основе общественного конфликта лежит столкновение двух иде­ологий: декабристской, выразителем которой главным образом являет­ся Чацкий, и патриархально-консервативной, идеологии главного оппо­нента Чацкого, Фамусова. Их постоянные жаркие споры, затрагивающие различные стороны общественной жизни той эпохи, мы можем наблю­дать на протяжении всей пьесы. Но это противостояние не было бы так ощутимо и уж тем более не выходило бы на первый план, если бы в нем были задействованы только эти два персонажа. Грибоедов же практичес­ки всех своих героев, в той или иной степени, втягивает в этот конфликт. Против идей Чацкого вместе с Фамусовым выступают и Молчалин, и Скалозуб, и Хлестова, и Загорецкий, да и все остальные своими репли­ками лишь подтверждают обвинение Чацкого в адрес московского об­щества. Он же, вернувшись в Москву после нескольких лет странствий, не может смириться с ее нравами и горячо выступает против жестокий проявлений крепостничества («Сам толст, его артисты тощи»), низко­поклонства перед вышестоящими, стремления к чинам и наградам («Служить бы рад, прислуживаться тошно»), отношения общества к про­свещению («И с криком требовал присяг, // Чтоб грамоте никто не знал и не учился»), праздности этого общества («Вчера был бал, а завтра бу­дет два»), засилия всего иностранного («Воскреснем ли когда от чужевластья мод?») и т.д. Все, что не соответствует его представлени­ям о жизни, вызывает у Чацкого бурю эмоций. Первоначально он кажется нам одиноким борцом против всевозможных общественных пороков, но Чацкий один только на сцене, в жизни же у него есть единомышленники, недаром он часто произносит слово «мы», гово­ря от имени какой-то определенной общественной силы; отдельные внесценические персонажи также являются сподвижниками Чацко­го. Это и двоюродный брат полковника Скалозуба, который «служ­бу вдруг оставил, // В деревне книги стал читать», и племянник кня­гини Тугоуховской, и профессора Педагогического института в Пе­тербурге. Все это делает Чацкого реалистичным персонажем, не без основания критикующим общество, в отличие от мольеровского Альцеста, главного героя комедии «Мизантроп», который, хоть и справедливо осуждает человеческие недостатки, предстает перед читателем каким-то чудаком, которого не понимает даже лучший друг, человеконенавистником от природы. Это объясняется тем, что в отличие от Мольера, строго придерживавшегося классицистичес­ких норм, задачей Грибоедова было реалистично отразить современ­ную ему эпоху, взяв актуальный для того времени жизненный кон­фликт с верной расстановкой сил, а также верной развязкой. Ведь при всей симпатии автора к своему герою, Чацкий оказывается из­гнанным, потому что не наступило еще время для его победы, кон­фликт отнюдь не исчерпан. Дав именно такую развязку своему про­изведению, Грибоедов нарушил непременное требование класси­цизма хорошего конца, что придало комедии еще большую оригинальность. Но наравне с реалистическими чертами в «Горе от ума» присутствует и романтическая окраска: в глазах читателя Чац­кий кажется борцом-одиночкой, так как ни от кого из действующих персонажей он не может ждать какой-либо поддержки и ему одно­му приходится справляться со своей сложной миссией.

Как уже было сказано выше, в комедии Грибоедова присутствует еще и любовный конфликт, который не менее интересен, чем обще­ственный. По словам И.А. Гончарова «всякий шаг Чацкого, всякое его слово в пьесе тесно связаны с игрой чувства его к Софье», то есть без любовного конфликта не случилось бы и общественного. Но первый заслуживает внимания не только как причина второго, он, как и все в произведении Грибоедова, необычен. Его оригинальность заключает­ся в нетрадиционности любовного треугольника: в отличие от класси­цистических комедий, где два соперника борются за руку и сердце сво­ей вохтюбленной, в «Горе от ума» сама девушка, защищая своего воз­любленного, пытается противостоять его сопернику. Уже один этот факт доказывает, что эта девушка, то есть Софья, не какая-то бездум­ная кокетка, а довольно сильная личность.

Помимо того, что любовный треугольнико нетрадиционен, он ока­зывается еще и «перевернутым», пародией на распространенные в сен­тиментальной литературе любовные интриги. Так, было принято изоб­ражать девушку, влубленную в умного, благородого и чувствитеьлного разночинца, но поневоле выходящую замуж за богатого, но ограничен­ного и недалекого дворянина. Примером именно такого любовного кон­фликта может служить роман Ж.-Ж. Руссо «Юлия, или Новая Элоиза», главная героиня которого, Юлия д’Энтаж, влюблена в своего учителя, разночинца Сен-Пре, но вынуждена выйти замуж за господина де Воль- мара. Грибоедов же высмеивает сентименталистские традиции, изобра­жая небогатого разночинца Молчалина низким и подлым, а дворянина Чацкого умным, благородным и возвышенным.

Но чем же тогда объясняется выбор Софьи? Тут мнения многих критиков расходятся. Одни больше склоняются к выводу, что Софья выбрала Молчалина, чтобы отомстить Чацкому, уехавшему от нее три года назад, и все же продолжает неосознанно любить его. Так, напри­мер, полагает академик Нечкина, утверждающая, что Софья — инте­ресная личность, образ которой Грибоедов не развил полностью, бо­ясь затмить тем самым образ Чацкого, и поэтому «Софья начертана неясно», как заметил А.С. Пушкин. Другие же критики уверяют в об­ратном, говоря о том, что Софья просто начитавшаяся французских романов холодная кокетка, не наделенная ни особым умом, ни осо­бым чувством.

Но неясность Софьи еще и художественно оправдана, так как во многом помогает связать общественную и любовную интриги. Так, в первом действии мы не можем предугадать развязку комедии, шансы у Чацкого на взаимность Софьи в глазах читателя еще остаются, мы верим в перемену ее отношения к старому другу. В сцене же обморока читатель и зритель узнают о глубокой и сильной привязанности Софьи к Молча- лину, которую уже можно назвать и любовью. Становится ясным, что Чацкому не на что надеяться, но теперь интерес читателя прикован к поведению Чацкого, мы следим за тем, когда же он убедится в бесполез­ности попыток завоевать Софью. Одновременно с этим Чацкий ведет еще и политическую борьбу, на которую, безусловно, влияют его любов­ные переживания, вызванные поведением Софьи. Неожиданным пово­ротом в действии является пущенная именно Софьей сплетня о сумас­шествии Чацкого, которая делает девушку непосредственной участницей общественного конфликта и ставит ее в ряд злейших врагов Чацкого; именно в этот момент происходит слияние двух интриг комедии, кото­рые позже нельзя будет отделить друг от друга.

В переплетении и дальнейшем слиянии двух интриг большую роль играет реалистичный и многогранный характер главного героя, предстающего перед нами и пылким любовником, и красноречивым оратором. Именно его появление и создает живое, яркое действие. Чацкий сразу начинает борьбу на двух фронтах, что и приводит его в конце к «мильону терзаний». Но не только его отношения с Софьей влияют на его борьбу с «веком минувшим», как уже было сказано, но и его постоянные столкновения с фамусовским обществом, вызыва­ющие его злость и раздражение, делают его дальнейшие беседы с Софьей столь резкими, ядовитыми и отталкивающими девушку («Не человек, змея!»).

Помимо Софьи, еще одним человеком, помогающим увязать два конфликта воедино, является Молчалин; он и соперник в любви, и по­литический оппонент Чацкого. Разговор этих двух героев является стол­кновением двух антиподов, каждый из которых считает другого ничто­жеством. Молчалин является олицетворением всей низости и чинопок- лонения фамусовского общества, что еще больше усиливает горе Чацкого, так как получается, что именно ненавистное ему общество от­бирает у него возлюбленную («А вы! О Боже мой! кого себе избрали?»).

Присутствие в комедии Грибоедова одновременно двух интриг выз­вало жаркие споры в русской критике, первым же, кто подробно рас­смотрел тесную связь этих двух сюжетных линий, был И.А. Гончаров, писавший: «Две комедии как будто вложены одна в другую… Когда пер­вая прерывается, в промежутке является неожиданно другая, и действие завязывается снова, частная комедия разыгрывается в общую битву и связывается в один узел».