Свобода поэта. Понятие свободы практически не менялось, но постоянно обогаща­лось новыми толкованиями в процессе жизни поэта. В лицейский пери­од она виделась держащей в руке «кубок пуншевой» на дружеском собра­нии, противопоставляющей себя малейшей попытке ограничить свободу лицеистов. Но под этим бездельем скрывалась тайна «святого братства» — возможность свободно высказывать свои мнения. Вырвавшись из ненавистных тогда стен, юный поэт ощутил влияние различно настро­енных людей. Однако же все они утверждали политическую свободу, независимость людей от кого-либо, будь то крестьяне, замученные «бар­ством диким», или народ в целом, уставший от тирании, превышения царской власти. В период южной ссылки в лирике Пушкина представ­ления о свободе концентрируются на личной свободе. В его произведе­ниях  появляется образ изгнанника, а в качестве противопоставления  образ природы, вольной стихии тучи, горы, океан, небо. Конечно, эти стихотворения пропитаны духом романтизма: не изображение ли мятежности  духа наряду со стремлением избавиться от связывающих его пут- любимая тема поэтов-романтиков? В это время символом свобод становится для Пушкина море («К морю», 1824г.).Оно по прихоти своей разражается бурями, штормами, грозами или поражает «тишиной в ве­черний час». Емкий образ свободной стихии включает и сомнения че­ловека, и волнение общества, море сравнивается с жизнью, такой же не­предсказуемой, и с душой поэта. По Пушкину, источник свободы, ко­торую несет поэт миру, скрыт именно в его душе. Все поэты, в той или иной степени, воспевают эту сладкую мечту – о свободе, и в своих по­сланиях к ним Пушкин подчеркивает их служение одним идеалам; на челе каждого из них лежит печать избранника некоего божества, имя которому — Поэзия:

Издревле сладостный союз

Поэтов меж собой связует:

Жрецы они единых муз;

Единый пламень их волнует.

(«К Языкову»)

Он отмечают, что, несмотря на отсутствие кровных уз, он и все-таки в какой-то степени сродни друг другу:

Но, милый, — музы наши сестры,

Итак, ты все же братец мой.

(«Из письма к Вяземскому»)

Чем же отличается Поэт от простого человека? Понятие настояще­го Поэта у Пушкина развивается и углубляется с каждым новым стихот­ворением на эту тему. В отличие от общепринятого представления ро­мантиков о слиянии поэта и пророка в одном лице, о том, что поэт — существо божественное, далекое от мирских забот, пушкинский Поэт вполне земного происхождения. В стихотворении «Поэт» (1827 г.) Пуш­кин рисуе т образ такого человека, действительно отмеченного богом, который на самом деле может быть «всех ничтожней», но как только его озаряет ниспосланное свыше вдохновение, он становится способным к восприятию «божественного глагола»:

Но лишь божественный глагол

До слуха чуткого коснется,

Душа поэта встрепенется,

Как пробудившийся орел.

Позднее, в стихотворении «Эхо» Пушкин метко сравнивает Поэта с эхом: оно слышит и передает каждый звук, но ему никто не может ответить: Ты внемлешь грохоту громов,

И гласу бури и валов,

И крику сельских пастухов —

И шлешь ответ;

Тебе ж нет отзыва… Таков И ты, поэт!

В стихотворении «Разговор книгопродавца с поэтом» Пушкин раз­рабатывает принцип Поэта, твердо придерживаясь его всю жизнь:

Не продается вдохновенье,

Но можно рукопись продать…

Изобразив здесь диалог между прозой и поэзией, Пушкин утверж­дает за поэтом право прозаического отношения к жизни. В сонете «Поэт» он выводит формулу «творческого равновесия». По Пушкину, Поэт должен ограничиться односторонними отношениями с народом: голос «певца» должен быть слышен, а он, в свою очередь, — оставаться глухим к мнению толпы:

Поэт! Не дорожи любовию народной.

Восторженных похвал пройдет минутный шум.

В ином случае, пытаясь выполнить требования «толпы», поэт по­теряет свою индивидуальность и в конце концов перестанет быть по­этом. Мир «певца высокого искусства» должен быть неприкосновенен, свободен от критики «толпы». Для «черни» творчество поэта заключа­ется в том, что он должен жить на пользу ей:

Сердца собратьев исправляй…

…Ты можешь, ближнего любя,

Давать нам смелые уроки,

А мы послушаем тебя.

(«Поэт и толпа»)

Поэт же не должен повиноваться велению толпы, указывающей, как и о чем ему писать. Он творит для людей, «не требуя наград за подвиг благородный» и не слыша их суждений:

Ты сам свой высший суд;

Все строже оценить умеешь ты свой труд.

Всякий имеет право высказать свое мнение, восторгаться или осме­ивать произведения, но не может заставить поэта следоват продиктован­ным «судом глупца» правилам.

Презрение к мнению толпы и почестям, умение беспристрастно оценить свое творение, способность внимать голосам мира — главные, на взгляд Пушкина, достоинства и требования к Поэту. Свобода Поэта — в его независимости. Вообще понятие свободы имеет для Пушкина самый широкий смысл: политически свободный человек не зависит от «гнета власти роковой»; он имеет право «никому отчета не давать, себе лишь самому служить и угождать»; поэт свободен творить, не опасаясь, что на его произведениях останется отпечаток руки цензора или его самого отправят в ссылку за неугодное царю вольномыслие; из Лицея поэт вынес  любовь к пропитанным вольным духом дружеским пирушкам, ” где веселье — председатель, а свобода…за столом законодатель”; и, наконец, свобода жить где и как хочешь, по своему усмотрению. Эту по­зицию поэт выразил в стихотворении «Из Пиндемонти» (1836 г.):

По прихоти своей скитаться здесь и там,

Дивясь божественным природы красотам,

И пред созданьями искусств и вдохновенья

Трепеща радостно в восторгах умиленья.

— Вот счастье! вот права…

Пушкин считал, что человек, добившийся свободы во всех значениях этого слова, абсолютно счастлив и пойдет по жизни, наслаждаясь тво­рениями Бога и людей, им вдохновленными.

Свобода была для поэта тем окном, через которое он изучал мир, его окружающий, людей, живущих в этом мире, и, наконец, познавал самого себя. Такое различное толкование понятия «свобода» в словаре Пушкина обусловлено многогранностью его собственного характера, его личности , что в полной мере отразилось в его стихотворениях — практически ни одно из них однозначно истолковать, в них присутствуют сразу несколько мотивов, но, думается, нельзя ошибиться, сказав, что один изэтих мотивов будет так или иначе связан со свободой.