СУТЬ КОНФЛИКТА В ДРАМЕ «ГРОЗА». В 1859 году в журнале «Современник» была опубликована новая пьеса Островского «Гроза». Эта драма сразу привлекла вни­мание передовой русской общественности. Вскоре Московский Малый театр поставил пьесу на своей сцене. Очевидец рассказыва­ет, как один молодой купец, первый раз попавший в театр, на пре­мьере «Грозы» смотрел на сцену, обливаясь слезами, и только тихо повторял: «Господи, чистая правда! И откуда они знают ее?»

Называя «Грозу» «самым решительным произведением Остров­ского», Добролюбов добавляет: «Взаимные отношения самодурства и безгласности доведены в ней до самых трагических последствий».

В драме Островского действуют типичные представители гос­подствующего класса — богатая купчиха Кабанова, купец Дикой. Таких людей много было в предреформенной России. Кабанова имеет немалую власть и значение в городе. В пятом явлении перво­го действия она появляется на сцене. Первая же ее реплика: «Если ты хочешь мать послушать, так ты, как приедешь туда, сделай так, как я тебе приказывала», — говорит нам о том, кто такая Кабани­ха, мы уже начинаем понимать ее характер. Островский изобража­ет ее как самую ревностную защитницу «темного царства». Однако в ее речах, интонациях слышатся жалобы. Чувствует сердце, что недолго осталось ей царствовать на свете.

Купец Дикой держит в страхе все свое семейство, да и весь город. По словам Бориса, жена Дикого «каждое утро всех со слеза­ми умоляет: «Батюшки, не рассердите! Голубчики, не рассердите!» Но Дикой силен только тогда, когда не встречает сопротивления. Стоит Кабанихе на его грубость ответить тем же, как он тут же ме­няет тон: «Постой, кума, постой! Не сердись!»
Тихон во всем подчиняется Кабанихе, безропотно переносит все ее выходки; таков же и Борис.
«Темному царству» в пьесе противопоставлен характер Катери­ны. «Характер Катерины, как он исполнен в «Грозе», составляет шаг вперед не только в драматической деятельности Островского, но и во всей русской литературе» (Добролюбов). Катерина — истин­но русская женщина, она говорит очень правильным русским язы­ком. В ее характере «мы видим требования правды и простора жизни». Сначала она тоже не прекословит Кабанихе, но уже вскоре начинает возражать ей: «Напраслину-то терпеть кому ж приятно!» Сначала Катерина пытается согласовать свои действия с «темным царством», но вскоре понимает, что это бесполезно. Не может она терпеть гнет Кабанихи. И в том, что Катерина полюбила Бориса, человека, совершенно чуждого «темному царству», тоже выражает­ся ее протест. В то время женщина занимала в обществе ничтожное положение. Она была вещью. Это поняла Лариса в «Бесприданни­це», это, наверное, поняла и Катерина. И она вступает в борьбу со всем этим, в борьбу с самой собой. Катерине свойственны религиоз­ные предрассудки, она очень набожна. Свою любовь к Борису она считает страшным грехом. «Никто не узнает о нашей любви», — говорит ей Борис. «Нет, пусть все, все знают», — возражает ему Катерина. Я думаю, что эта ее ненависть к чуждому ей миру, жела­ние бороться с ним, с его устоями уже давно зрели в душе Катери­ны. Не было только повода для начала этой борьбы. Но вот он по­явился, борьба началась. Она была непродолжительна — слишком неравны силы. «Куда теперь?., мне что домой, что в могилу — все равно… В могиле лучше… Под деревом могилушка… как хорошо!.. Так тихо, так хорошо! Мне как будто легче! А об жизни и думать не хочется. Опять жить? Нет, нет, не надо… нехорошо! И люди мне противны, и дом мне противен, и стены противны!» В этом послед­нем монологе — вся вольная, свободная душа Катерины, ее жела­ние полной жизни. В ее смерти заключена нравственная победа над «темным царством», вызов всему крепостническому миру, его усто­ям. Потрясенный ее смертью, даже безгласный Тихон во всем обви­няет свою мать.

В произведении «Гроза» Островский устами Катерины обвиняет существующий строй, существующие порядки. В его произведении, конечно, не содержится призыва к революции, но появление «Грозы» было важным шагом в русской драматургии. И сегодня «Гроза» заставляет нас задуматься над явлениями нашей жизни. В этом заключается значение драмы Островского — одной из жемчу­жин русской и мировой классики.