“Суда живых не меньше павших суд”. Имя А. Т. Твардовского стоит в ряду писателей и поэтов, которые не боялись рассказывать современникам и потомкам правду об окружающей их действительности. Прошедший нелегкими дорогами войны, Твардовский всегда ощущал свою ответственность за все события, которые происходят в мире,

за жизнь тех людей, которым удалось, как и ему, пройти через войну и отметить Победу 1945 года, за смерть тех, которые навсегда остались лежать на поле боя. Этому посвящено и стихотворение “В тот день, когда окончилась война”, в котором поэт старается передать не только драматизм военного времени, но и благодарность потомков солдатам, сумевшим отстоять мир и свободу.
Миг победы для бойцов был исполнен не только величия, но и печали, потому что торжественные залпы навсегда разлучали мертвых с живыми:
До той поры в душевной глубине
Мы не прощались так бесповоротно.
Мы были с ними как бы наравне,
И разделял нас только лист учетный.
Если на поле боя никто не мог быть уверенным, что судьба не заставит его вскоре встретиться с безвременно ушедшими товарищами, то громы и салюты Победы провели четкую грань между теми, кто не сегодня-завтра вернется домой, и теми, кому никогда не подняться с земли.
Каждый год мы отмечаем День Победы; не только ветераны, но и их дети, внуки вспоминают о суровых буднях войны. Для Твардовского этот день — особенный, и поэт тревожно напоминает нам, что почести и воспоминания о погибших — это не просто внешний ритуал “затем, что уговор храним, что память полагается такая”, и даже не потому, что войны на земле не утихают до сих пор, принося и победителям и побежденным лишь кровь, смерть и страдания. Поэт говорит о вечной связи живущих сегодня и мертвых, благодаря усилиям которых и существует нынешний мир, рождаются дети, молодежь имеет возможность заниматься любимым делом.
Что ж, — трава? Что ж, и они — трава?
Нет, не избыть нам связи обоюдной.
Не мертвых власть, а власть того родства.
Что даже смерти стало неподсудно.
Поэт ощущает какую-то вину за то, что он выжил в то время, когда многие погибли — его товарищи, его читатели. Образы павших “в той битве мировой” окружают Твардовского, получая новую жизнь в его стихах, поэмах, воспоминаниях, к ним он обращает свой голос “в каждой песне новой”.
Вам не услышать их и не прочесть.
Строка в строку они лежат немыми.
Но вы — мои, вы были с нами здесь,
Вы слышали меня и знали имя.
Утверждая свою неразрывную связь со своими читателями, даже ушедшими “в безгласный край, в глухой покой земли, откуда нет пришедших из разведки”, писатель признается:
Суда живых не меньше павших суд.
И пусть в душе до дней моих скончанья
Живет, гремит торжественный салют
Победы и великого прощанья.