Стихотворения А. А. Ахматовой «Мне ни к чему одические рати…», «Двадцать первое. Ночь. Понедельник…» После выхода первого же поэтического сборника Анны Ахматовой «Вечер» о поэтессе заговорили, ее имя стало приобретать известность. Популярность Ахматовой в 20-х гг. была невероятной. Конечно, это стало причиной появления большого количества по­дражательниц, копирующих манеру Ахматовой, ее жесты, интонации. Сама Ахматова не могла не реаги­ровать на это явление.

Свое отношение к этому явлению она выразила в стихотворении «Тяжела ты, любовная память!..», в котором говорит о том, что для нее писать стихи оз­начает «петь и гореть».

В цикле стихотворений «Тайны ремесла» Ахмато­ва продолжит эту тему. Она рассказывает о том, как возникают ее стихи. В стихотворении «Мне не нуж­ны одические рати…» Анна Ахматова говорит о том, что лирические строки не должны быть продуманны­ми, в них должно быть все «некстати», а поэтичес­кий голос лирика должен быть индивидуален:

Мне ни к чему одические рати

И прелесть элегических затей.

По мне, в стихах все быть должно некстати,

Не так, как у людей.

Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда,

Как желтый одуванчик у забора,

Как лопухи и лебеда.

То есть поэтические творения могут возникать из «сора», абсолютно непоэтичных вещей, которые в вос­приятии лирика способны опоэтизироваться.

В последней строфе стихотворения Ахматова как бы в подтверждение всему вышесказанному говорит:

Сердитый окрик, дегтя запах свежий,

Таинственная плесень на стене…

И стих уже звучит, задорен, нежен,

На радость вам и мне.

Автор говорит о том, что этот «сор» важен не сам по себе: он способен навеять какие-либо воспоминания, вызвать ассоциации. А затем органично вписаться в ахматовский лирический сюжет. И это действи­тельно так, поскольку ее сюжет всегда тяготел к дос­товерности психологического изображения, и детали в ее стихах всегда занимают важную позицию, порою ключевую в понимании описываемого.

С целью достоверности описания происходящего поэт вводит в сюжетную ткань и время событий, и место действия:

Двадцать первое. Ночь. Понедельник.

Очертанья столицы во мгле.

В этом стихотворении лирическая героиня гово­рит о том, что она неожиданно, «случайно» открыла для себя любовь. Ранее ей любовные страдания пред­ставлялись придуманными кем-то:

Сочинил же какой-то бездельник,

Что бывает любовь на земле.

И от лености или со скуки

Все поверили, так и живут:

Ждут свиданий, боятся разлуки

И любовные песни поют.

Настоящее чувство не терпит открытых демонстра­тивных форм, и те, кому «открывается тайна» под­линного чувства, никогда не станут его афишировать:

Но иным открывается тайна,

И почиет на них тишина…

Лирическая героиня открыла для себя это чув­ство, и нельзя сказать, что она счастлива этим от­крытием, — свое состояние любви она характеризует как болезнь: «Я наткнулась на это случайно / И с тех пор все как будто больна».

Мы видим, что реальность открытия любовных переживаний Ахматова подчеркивает подробным хро­нологическим описанием. Эти приемы заимствованы Ахматовой из прозаического сюжета, что послужило началом разговора о «романности» ее лирики.