Стихотворение «Умом Россию не понять…» было опублико­вано в 1868 году. Тютчев написал его на клочке бумаге. Оригинал хранится в Пушкинском Доме.

Произведение относится к философской и гражданской ли­рике. Жанр его — стихотворный афоризм.

Стихотворение состоит из одного четверостишия, одной строфы, заключающей в себе философское обобщение поэта о России:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

Известны различные трактовки этого произведения в лите­ратуроведении и философии. Так, расхожим является мнение о том, что у Тютчева здесь идет речь об иррациональности созна­ния русского человека, о самобытности русского народа, его куль­туры. Другая мысль — Россия существует благодаря вере, крепо­сти ее в душах русских людей. Исследователи даже видели вэтом произведении уподобление России Ноеву ковчегу, спасшемуся во время всеобщего крушения.

Композиционно стихотворение состоит из трех частей, ти­пичных для рассуждения: тезис — аргумент — вывод. Первая часть включает в себя первые две строки. Здесь говорится об осо­бой роли России, особом ее характере. Вторая часть (третья стро­ка) содержит в себе аргумент, объяснение, доказательство. Тре­тья часть (последняя строка) — это вывод и утверждение поэта. По мысли Г.Э. Голышевой, все произведение построено на гла­голах, которые «создают внутреннее движение образа». Дваж­ды повторяется здесь частица «не», усиливая авторское утверж­дение, подчеркивая противостояние веры как необходимой со­ставляющей души русского человека и ума как рациональности, рассудочности.

Стихотворение написано четырехстопным ямбом, риф­мовка — перекрестная. Поэт использует здесь прием оли­цетворения.

В этом произведении проявились характерные черты таланта Ф.И. Тютчева. Н.А. Добролюбов писал: «Судя по тому, как глу­боко проникает взгляд писателя в самую сущность явлений, как широко захватывает он в своих изображениях различные сторо­ны жизни, — можно решить и то, как велик его талант. Без этого все толкования будут напрасны. Например, у г. Фета есть талант и у г. Тютчева есть талант: как определить их относитель­ное значение? Без сомнения, не иначе, как рассмотрением сфе­ры, доступной каждому из них. Тогда и окажется, что талант одного способен во всей силе проявиться только в уловлении мимолетных впечатлений от тихих явлений природы; а друго­му доступна, кроме того, — и знойная страстность, и суровая энергия, и глубокая дума, возбуждаемая не одними стихийны­ми явлениями, но и вопросами нравственными, интересами об­щественной жизни».