Вхождение Лермонтова в литературу было стре­мительным. В дни смерти Пушкина вся Россия узна­ла имя его преемника. Лермонтов как бы подхватил знамя поэзии, выпавшее из рук Пушкина, когда по­явилось в рукописных экземплярах его знаменитое стихотворение «Смерть Поэта». Тематика лирики Лермонтова разнообразна. В его стихах — и стремле­ние души к свободе, и описания природы, и гневные памфлеты. Лирику Лермонтова условно можно раз­делить на три периода: ранний, переходный и зрелый. Стихи раннего и переходного периодов отличаются мятежностью, стремлением к свободе.

Позднее, зрелое творчество более спокойно, в нем поэт стремится к тишине. А. А. Григорьев так гово­рил о творчестве поэта: «В Лермонтове — две сторо­ны. Эти две стороны: Арбенин (я беру нарочно самую резкую сторону типа) и Печорин. Арбенин… это необузданная страстность, рвущаяся на широкий простор, почти что безумная сила… вопиющая про­тив всяких общественных понятий. <…> В сущнос­ти, что такое Печорин? Смесь арбенинских беззако­ний с светскою холодностию и бессовестностию Звездича… Существо совершенно двойственное…»

И в самом деле, лирика Лермонтова многогранна, и читателя нередко удивляет сочетание несочетаемо­го. Иногда в лирике Лермонтова появляются моти­вы, нетипичные для его поэзии в целом.

Показательно в этом отношении стихотворение «Молитва». В этом стихотворении запечатлена ред­кая минута счастья, доверия, свободного дыхания. Поэт говорит о том, что нашел способ облегчить слож­ную жизнь:

В минуту жизни трудную

Теснится ль в сердце грусть:

Одну молитву чудную

Твержу я наизусть.

Лермонтов находит успокоение «в созвучье слов живых»:

Есть сила благодатная

В созвучье слов живых,

И дышит непонятная,

Святая прелесть в них.

Слова способны успокоить, подарить освобожде­ние от страдания, привести к гармонии и вере:

С души как бремя скатится,

Сомненье далеко —

И верится, и плачется,

И так легко, легко…

Вера оказывается спасением, счастьем, покоем. Она способна изгнать сомнения. Мотивы радости в твор­честве, достижения веры и лишения сомнений доста­точно редки для стихов Лермонтова. Поэт предпочи­тал сомневаться, бунтовать, его характерный лири­ческий герой — пылкий бунтарь-одиночка, бьющий­ся с волнами («Белеет парус одинокий…»), толпой или Богом.

Здесь же поэт пришел к гармонии с самим собой, он нашел спокойствие в «чудной молитве», в вере.