СТИХОТВОРЕНИЕ. «Дума» — одно из сильнейших сти­хотворений Лермонтова, можно ска­зать определяющее для всего его творчества. Стихотворение написано в 1838 году, когда только формиро­валась новая русская интеллигенция и начиналась борьба между запад­никами и славянофилами, между ре­волюционными демократами и либе­ралами. Восстание на Сенатской площади было позади, а жестокие репрессии и гонения, которые пред­приняло царское правительство по отношению ко всем, кто хоть сколь­ко-нибудь принимал в нем участие, повергли страну в оцепенение. «Вольнолюбивые мечты», кружившие головы и побуждавшие к действию дворянскую молодежь пушкинской поры, теперь, спустя всего лишь пол­тора десятка лет, не будоражили ду­ши, не заставляли сильнее биться сердца современников Лермонто­ва — эти мысли их вообще не посе­щали. Общество не готово было от­крыто излагать свои мысли, оно на­ходилось в депрессии, в дремоте, в тяжелой духовной апатии. Равноду­шие, бездействие — вот отличитель­ные черты того времени. Именно против них выступает Лермонтов в стихотворении «Дума». Мертвое об­щество и печалит, и пугает поэта:

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее — иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья

и сомненья,

В бездействии состарится оно.

Равнодушие и бездействие очень опасны как для человека, так и для об­щества в целом: равнодушный не спо­собен по-настоящему ни смеяться, ни плакать, он не способен отличить добро от зла. Бездействие делает лю­дей смиренными, уязвимыми и мало­душными, оно порождает страх и за­висимость от более сильных:

К добру и злу постыдно равнодушны,

В начале поприща мы вянем без борьбы;

Перед опасностью позорно-малодушны,

И перед властию — презренные рабы.

По мнению Лермонтова, общество, превратившее человека в раба, от­нявшее у него исконное чувство свободы, связанное с чувством родины, лишается в конце концов силы («Но юных сил мы тем не сберегли…»).

«Дума» — это философское стихотво­рение и вместе с тем обвинительный акт, предъявленный современникам. Элегия в стихотворении все время пе­реходит в сатиру, каждая строка — не только горькая констатация факта, но и обличение. Через все произведе­ние проходит мысль о трусости и мало­душии поколения, обреченного на ги­бель. Много храбрых людей среди мо­лодежи, но отвага их растрачивается впустую. Никто из них не способен на подвиг, равный декабристам. Власть превратила их в рабов. И не сочувст­вия, а презрения заслуживают эти ду­ховные рабы, не сознающие своего рабства и довольные своим унизитель­ным существованием.

Вражда к абстрактному уму у Лер­монтова столь же велика, как и к «без­действию»:

Мы иссушили ум наукою бесплодной…

С ужасом, печалью, негодованием и сожалением говорит автор о пусто­те, которую оставит потомкам его по­коление. Своих современников поэт не зря называет «толпой»: выдающих­ся личностей, гениев среди них нет — равнодушие охватило всех:

Толпой угрюмою и скоро позабытой

Над миром мы пройдем без шума и следа,

Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

Ни гением начатого труда.

Заглядывая в будущее, поэт пред­чувствует строгий суд потомков, кото­рые будут презирать слабых и нере­шительных.

В сознании поколения 30-х годов все оказалось перевернутым и пере­осмысленным: «вольнолюбивые меч­ты» стали призраками, на смену им пришли идеи отрицательные: ирония, безверие, отрицание, сомнение. Весь тон лермонтовской «Думы» воспроиз­водит эмоцию «социального отчая­ния», охватившую и современников поэта, и его самого.

Стихотворение «Дума» — это, по сути, реквием, похоронная песня по­терянному поколению, погрязшему в равнодушии и бездействии, сми­рившемуся с грустной действитель­ностью.