Стихи, поэмы и думы К. Ф. Рылеева
В литературном движении 10—20-х годов XIX века важное место занимает творчество поэтов-декабристов — Рылеева, Одоевского, Кюхельбекера, Раевского и многих других, чьи имена вошли в историю русской литературы как имена ближайших преемников Радищева.
Наиболее ярким и талантливым среди поэтов-декабристов был Кондратий Федорович Рылеев.
В декабре 1825 года главным зданием в Петербурге стала Петропавловская крепость: сюда свозили государственных преступников, участников восстания декабристов. Почти шестьсот человек привлекли к следствию. Сто двадцать один из них были признаны виновными и отправлены в каторжные работы, в крепости, разжалованы в солдаты и переведены в действующую армию на Кавказ. Пять из них, в том числе и Рылеев, были казнены.
Насильственно оборвалась жизнь поэта. Рылеева мы можем безоговорочно назвать поэтом-гражданином, в творчестве которого жизнь и поэзия слились в одно целое. Незадолго до восстания декабристов Рылеевым было написано небольшое, но очень сильное стихотворение “Гражданин”. В нем поэт призывает выполнить свой гражданский долг и вместе с тем предостерегает тех, кто “с хладнокровием бросает хладный взор на бедствия страдающей отчизны”. Развивая свою мысль, поэт говорит:
Они раскаются, когда народ, восстав,
Застанет их в объятьях праздной неги.
Такие политические стихи, как “Видение”, “Гражданское мужество”, “Я ль буду в роковое время…”, поэмы “Войнаровский”, “Наливайко”, думы, агитационные песни выводят Рылеева на первое место в литературном движении 10—20-х годов XIX века.
Особое место занимают несколько песен, сложенных им в соавторстве с А. А. Бестужевым: “Ты скажи, говори…”, “Ах, тошно мне…”, “Уж как на небе две радуги…”, “Как идет кузнец да из «узницы и другие. Своеобразие этих песен в том, что они очень низки по своему складу к народным. Они передают думы народные. Его царской тиранией, барами и чиновниками:
Ах, тошно мне в родной стороне;
Нее о неволе,
В тяжкой доле,
Видно, век вековать.
Нигде и ни в ком не находит народ правды: грабят его господа “без стыда”, еще тяжелее народу от царских поборов:
Нас поборами царь
Иссушил, как сухарь, —
То дороги.
То налоги
Разорили нас вконец.
Однако и и крайней беде народ не падает духом, он верит в свои силы и способности:
А что силой отнято
Силой выручим мы то.
Особое место в творчестве Рылеева занимает поэтический цикл “Думы”, который создавался в 1821 — 1823 гг., а в 1825 г. был издан отдельной книгой. В предисловии к этой книге Рылеев объяснил происхождение и особенности жанра составляющих ее стихотворений и цель, которую он стремился достигнуть: “Напоминать юношеству о подвигах предков, знакомить его со светлейшими эпохами народной истории, сдружить любовь к отечеству с первыми впечатлениями памяти — вот верный способ для привития народу сильной привязанности к родине…”
Центральное место в думах занимают образы борцов за независимость родины и свободу народа, борцов против деспотизма и угнетения. Поэт восхищается мужеством Святослава, Мстислава Удалого, Дмитрия Донского, Ермака, Ивана Сусанина. Особенно дорог ему Волынский, воплощение “доблести гражданской”-, “отчизны верный сын”, “заклятый враг постыдного неправосудья”. Не возникает сомнения, что мысли, которые ныеказывает Волынский: “Славна кончина за народ!.. За истину святую. И казнь мне будет торжеством!”, его готовность, “любові. к» к родине дыша”, стать “за страждущих — железной грудью”, все это были убеждения самого Рылеева.
Свой идеал поэта, “правды верного жреца”, “поклонника пламенного добра”, “органа истины священной”, который “выше всех на свете благ/ общественное благо ставил/ Святую добродетель славил”, всегда оставался “гонимых обороной/ И зла непримиримым врагом”, Рылеев воплотил в думе “Державин”.
Следует заметить, что установка на поучение, на воспитание положительным примером помешала исторически верному изображению в думах событий и деятелей прошлого. Но огромная популярность рылеевских дум свидетельствовала о своевременности этих произведений и действенности средств, к которым обратился поэт.
Особое место в цикле занимает “Иван Сусанин”, единственная дума Рылеева, в центре которой стоит не царь, не князь, не вельможа, мнящий принести темным .безмолвным массам свободу, просвещение, а человек из народа, который служит правому делу так, как он его понимает. Сусанин самый исторически правдивый характер из всех, которые мы видим в думах. Думу “Иван Сусанин” высоко ценил Пушкин. Глинка создал оперу “Иван Сусанин”.
Общенародной известностью пользовалась дума “Смерть Ермака”, которая стала народной песней (“Ревела буря, гром гремел”).
В 1823 г. создается поэма “Войнаровский”, отразившая значительные изменения, происходившие в творческом методе Рылеева. В ней уже нет того слияния автора с героем, в уста которого поэт вкладывает свои мысли и убеждения, которое было характерно для дум. Поэт и герой уже по-разному смотрят на происходящее, по-разному оценивают его. Содержание поэмы составляет теперь повествование, ход событий, которым она посвящена. Своеобразие рылеевской поэмы отметил Пушкин: “Рылеева “Войнаровский” несравненно лучше всех его “Дум”, — писал он, — слог его возмужал и становится истинно-повествовательным, чего у нас почти еще нет”.
Ободренный высокой оценкой, которую получила у Пушкина первая поэма, Рылеев начинает поэму “Наливайко”, посвященную борьбе за национальную независимость украинского казачества с панской Польшей в конце XVI века. Поэма осталась незаконченной. Судя по сохранившимся отрывкам, большое место в ней должно было занять изображение картин народной жизни и быта, участия народных масс в национально-освободительной борьбе. В главном герое поэмы подчеркнута его близость к народу, готовность отдать жизнь борьбе за освобождение народа от иноземного ига.
Герой поэмы “Наливайко” — гетман, который поднял меч за свой край:
Могу ли равнодушно видеть
Порабощенных земляков?
Нет, нет! Мой жребий: ненавидеть
Равно тиранов и рабов.
Гетман Наливайко предвидел трагический исход, однако это не остановило его. В поэме есть как бы пророческие слова главного ее героя:
Известно мне: погибель ждет
Того, кто первый восстает на утеснителя народа —
Судьба меня уж обрекла.
Но где, скажи, когда была
Без жертв искуплена свобода?
Погибну я за край родной,
Я это чувствую, я знаю.
Эти же слова можно отнести и к самому Рылееву. Декабрист Н. А. Бестужев увидел в них указание на “будущий жребий” поэта, и Рылеев согласился с ним. “Верь мне, — сказал он, — что каждый день убеждает меня в необходимости моих действий, в будущей погибели, которою мы должны купить нашу первую попытку для свободы России”. Высшая доблесть и заслуга перед народом в его глазах — это деятельность борца за освобождение собственной страны.
На стихах Рылеева воспитывались последующие поколения борцов за свободу России. Имя Рылеева было для них, по выражению Огарева, “доблестным заветом и путеводною звездою”.