СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЦЫРИ И ОВОДА. Почти 60 лет разнят поэму «Мцыри» и роман «Овод» по времени написания: 1839 год — окончание работы Лермон­товым, 1897 — Войнич. Мировосприятие авторов, в связи с тем, какой путь в своем развитии прошло общественное со­знание за эти годы, тоже отличается. Воззрения Лермонтова формировались в душной атмосфере реакции 30-х годов XIX века, которой характеризовалась жизнь в России после вос­стания декабристов. Э. Л. Войнич в молодости была близ­ка с наиболее революционно настроенными представителями народовольчества (последняя треть столетия). Однако, читая «Мцыри» Лермонтова и «Овод» Войнич, ловишь себя на мыс­ли: в героях этих произведений много общего, несмотря на то что за плечами у них разный жизненный опыт, да и дейс­твие произведений происходят в разных странах…

Главное в Мцыри и Оводе — их могучий дух, стремле­ние к свободе, человеческий максимализм и неприятие ка­ких бы то ни было компромиссов в решении принципиаль­ных для героев вопросов.

Мцыри и Овод — личности в самом высоком смысле сло­ва. Оба они целеустремлены и настойчивы в достижении своих целей: для Мцыри — это стремление попасть на свою родину и стать ей полезным, обретя таким образом душевный покой служением своему народу, стать по-настоящему свободным. Овод тоже посвящает свою жизнь борьбе — за свободу Ита­лии против австрийского владычества (30—40-е годы XIX в.) и против церкви как идеологического оружия этого господс­тва. Никаких препятствий и непреодолимых трудностей для каждого из героев как будто бы и не существует. И хотя Мцы­ри борется за личную свободу, воспринимая монастырскую обитель как тюрьму, он в этой борьбе проявляет незаурядные бойцовские качества. Мы убеждены, видя с каким наслажде­нием Мцыри встречает грозу в горах, как он выходит Побе­дителем из смертелыщй схватки с диким зверем — баксом, что если бы ему удалось добраться до родины, то «был бы он в краю отцов, не из последних удальцов».

Несгибаемый характер Овода проявляется в постоянном риске. Пройдя все «круги ада» в Южной Америке, он, вер­нувшись в Италию, не только своим пером — как блестящий журналист — сражается за свободу страны, но и организу­ет поставку оружия повстанцам, принимает участие в самых опасных операциях. Настоящим апофеозом подвига Овода яв­ляется сцена его расстрела.

Интересно, что если Артуру Бертону, чтобы стать Феличе Риваресом, Оводом, понадобилось пройти через обстоятель­ства случайного предательства, обмана, потерь, тринадцать лет унижений, то Мцыри изначально присущ «могучий дух» и стремление утвердить свое право на свободу.

Более сложным и требующим определенных раздумий является отношение обоих героев к церкви, религии и лю­дям, служащим им. И Мцыри, и Овод осознают свою жизнь как активное деяние, что противоречит самому духу рели­гиозного учения. Артур Бертон был глубоко верующим че­ловеком, однако столкнувшись с разглашением тайны испо­веди отцом Карди, ложью Монтанелли, скрывавшего свое отцовство, он отрекся от религии. Более того, всю свою пос­ледующую жизнь юноша посвящает непримиримой борьбе с церковью. У Мцыри нет враждебной ненависти ни к мо­настырю, в котором он оказался волею судьбы и был воспи­тан, ни к монахам. Конечно, их взгляды разнятся: те стены, которые монахи считают «хранительными», т. е. оберегаю­щими, Мцыри воспринимает как плен и тюрьму. И убежде­ния монахов противоположны взглядам Мцыри. Что значит для него жить? Это не томиться в душных кельях, а вдыхать свежесть лесов. Это не склоняться перед алтарем — а испы­тать себя в преодолении препятствий. И Мцыри бежит из монастыря, не ставя никаких условий монахам, не навязы­вая им своих убеждений и взглядов. Он уважает их убежде­ния, их взгляды, их жизнь, которую они себе избрали. Мцы­ри даже по-человечески благодарен монахам за всё, что они для него сделали.

Овод же нетерпим, он диктует свои условия близкому, роддому человеку и тем самым ставит его перед заведомо невозможным, а поэтому и жестоким, выбором, эгоистичес­ки цавязывая свою правду, свой безоговорочный взгляд на жизйь. Оводу не хватает той чуткости и человечности — в со­четании с целеустремленностью и волей,— которыми обла­дает Мцыри. Овод в какой-то мере стал заложником собс­твенной нетерпимости и непримиримости. Пафос обоих произведений — в утверждении активного, деятельного от­ношения к жизни, полноты её, достигаемой в борьбе за свободу, в верности своим идеалам даже в трагических ус­ловиях поражения. Главное — человек должен сохранять человеческое в себе в любых обстоятельствах, даже са­мых бесчеловечных, но никогда не брать на себя роль.су­дьи и уметь прощать. Именно это я прочитал между строк в двух прекрасных произведениях: «Мцыри» М. Лермонто­ва и «Овод» Э. Войнич.