«Спасибо, сторона родная, за твой врачующий простор».Мы, занятые повседневными хлопотами, мало замечаем осо­бенности и красоту природных явлений… Красоту зимы помога­ет нам понять стихотворение Владимира Рыбчина «Белый снег».

Белый снег, белые птицы.

Опускаясь, парит и кружится.

И ложится легко и бесшумно,

Укрывая всю землю ковром.

Елям бабушкам дарит он шубы,

На ресницах блестит серебром.

Первый снег я тихонько печатаю,

И снежинки ловлю перчаткою,

И смотрю, как в ладонях тают,

А вверху — голубиная стая.

В.     Рыбчин воспел в своем стихотворении «Зимний лес» кра соту и мощь, силу и хрупкость, нежность и величие природы.

Я в зимний лес, как в храм, вхожу,

Снимаю шапку у порога.

И, зачарованный, брожу В его отсеках и отрогах,

А лес спокойно величав И, как на празднике, наряжен.

Всю удаль русскую собрав Стоят дубы, как на параде,

В лесных хоромах тишина…

Мы помним картины: Левитана «Золотая осень» и «Березовая роща», Саврасова «Грачи прилетели», Грабаря «Берлинская гламурь». Сколько изящества в молодой кудрявой березке! Сколько красоты в старой, развесистой белоствольной березе! Весной у березы зелень светло-изумрудная, осенью листья блестят чер­вонцем над серебристой корой, а зимой ветки, обсыпанные ты­сячами блестящих кристаллов, сверкают на солнце, подобно ал­мазному дождю.

Плачут ли деревья? Да, плачут. Надо уметь собирать березо­вый сок, не забывать закрывать пораненное место, когда уходи­те домой. Повреждение одного органа растения влечет за собой нарушение жизнедеятельности организма в целом, которое ве­дет к его старению и преждевременной гибели.

Вы слышали, как березы плачут?

Вы видели, когда березы плачут?

Вы знаете, когду березы плачут —

То вместе с ними стонет мать-земля.

Композитор П. И. Чайковский в своей пьесе «Апрель» (цикл «Времена года») отразил в музыке шум бурлящего падающего ручейка, всплески широко раскинувшегося половодья, трели за­ливающегося в небе жаворонка, радостный полет шмеля, шум еще не распустившихся берез, шепот на проталинах первых тра­винок, серебристый перезвон первых хрустальных колокольчи­ков-подснежников. Я люблю стихотворение Э. Асадова о рыжей дворняге, которое заканчивается словами:

…Ведь тело быть может дворняги,

А сердце — чистейшей породы.

Человек должен нести ответственность за тех животных, которых он приручил и вырастил. Запомнился мне кинофильм «Мой ласковый и нежный зверь», очень понравилась к нему музыка Е. Доги. Она тревожит душу и сердце, призывает лю­бить все живое на земле. То, что нами не создано, не должно быть нами разрушено а, наоборот, нами приумножено. Мы обя­заны сохранить основу нашего существования — природу Земли.

Пусть девизом в жизни человека станут священные слова: «Спаси и сохрани!», только обращенные не к Богу, а ко всем ныне живущим.

Коль суждено дышать нам воздухом одним,

Давайте же мы все навек объединимся,

Давайте наши души сохраним!

Тогда мы на земле и сохранимся.

Надо обращать внимание на такие таблички: «Войди в при­роду другом!», «Лес — наше богатство», «Цветы — радость жиз­ни», «Птицы — крылатые доктора леса», «Берегите лес от пожа­ра», «Муравейник — защитник леса», «Почва — величайшее богатство человечества» и т. д.

Во Франции на горных лугах вывешены обращения цветов к путешествующим: «Не рвите нас! Сорвав, вы нас тотчас убиваете и не даете произвести’потомство». Цветы — как печальна Зем­ля без них! Друзья! Будьте щедры и великодушны, оставляйте земле ее цветы. Они будут учиться запечатлевать в своей душе красоту природы. Цветок в вазе — пленник, приговоренный к скорой гибели. Сбор цветов в букеты опасен тем, что они просто со временем исчезают навсегда. Наносится пред другим сосед­ним растениям.

Пригородный лес — это легкие города! Вокруг нашего горо­да — поля, посадки… Надо беречь все это: шум листьев ласка­ет слух, разнообразие форм и красок дает отдых глазам на­шим. Мир прекрасен и велик! Любить мир — это значит его беречь! Мое любимое дерево — сосна. Мне очень нравится сти­хотворение В. Солоухина «Сосна».

Я к ночи из лесу не вышел,

Проколобродив целый день.

Уж, как вода, все выше, выше

Деревья затопляла тень.

Янтарь стволов и зелень хвои

Все черным сделалось теперь.

В лесу притихло все живое,

И стал я чуток, словно зверь.

А наверху, над мглою этой,

Перерастя весь лес, одна,

В луче заката, в бликах света

Горела яркая сосна.

И было ей доступно, древней,

Все, что не видел я с земли:

И сам закат, и дым деревни,

И сталь озерная вдали.