План
Введение
1. Истоки кризиса.
2. Цели и планы СССР в войне.
3. «Советский Вьетнам».
4. Реакция мирового сообщества на ввод советских войск в Афганистан.
5. Изменение внешнеполитического курса США после декабря 1979 г.
6. ООН и ситуация вокруг Афганистана.
7. Международно-правовое урегулирование кризиса.
8. Положение в Афганистане после вывода советских войск.
СОВЕТСКО-АФГАНСКАЯ ВОЙНА. Несмотря на то что внимание мирового сообщества в большей степени обращено к другим региональным вооруженным конфликтам, афганская проблема до сих пор остается одной из наиболее острых во всем мире. При более глубоком рассмотрении афганская проблема затрагивает интересы не только самих афганцев, но и России и всех стран Содружества Независимых Государств и, возможно, всего мира в целом. Только окончательное урегулирование этого кризиса позволит СНГ полностью отгородиться от Афганистана — а это не так просто, как кажется.

Ситуация вокруг Афганистана для государств — членов Содружества сводится в основном к трем проблемам. Во-первых, проживание на территории этой страны большого количества туркмен, узбеков и таджиков весьма тревожит бывшие среднеазиатские республики СССР. Во-вторых, остается проблема военнопленных. Заявления лидеров афганской оппозиции звучали следующим образом: проблема военнопленных будет решена сразу после того, как СССР прекратит поставку вооружений в Кабул. Но закономерно, что эти обязательства не были выполнены, поскольку наличие военнопленных позволяет моджахедам и в дальнейшем держать в своих руках рычаги давления на страны Содружества, особенно в области выделения средств на восстановление разрушенной советско-афганской войной экономики. Третья проблема — это претензии Афганистана на возмещение правопреемниками СССР убытков войны. В ответ на многочисленные заявления подобного содержания руководство России 15 ноября 1992 г. подписало заявление, в котором, в частности, говорится:
• Россия примет участие в восстановлении разрушенного хозяйства Афганистана;
• Россия продолжит поставки мирных товаров;
• Россия будет оказывать многострадальному афганскому народу- всестороннюю гуманитарную и другую помощь.
Вторжение советских войск в Афганистан в конце декабря 1979 г. стало шоком для мирового сообщества. Президент США Картер в одном из своих первых заявлений по этому поводу сказал: «…оно изменило мое отношение к
внешней политике СССР больше, чем что-либо другое за годы моего пребывания в должности».
Однако не все оценивали происшедшее событие так однозначно. Западная пресса, историки, политики и более широкие слои общественности придерживались следующей точки зрения на происшедшие события, почти никем не оспариваемой за пределами социалистического лагеря: в 1978 г. в Афганистане про-изошел государственный переворот под руководством Коммунистической партии при несомненном пособничестве СССР. В результате к власти пришел просоветский режим во главе с Нуром Мухамедом Тараки и, позже, Хаджимуллой Амином. Причем Советский Союз предоставил новым правителям техническую и военную помощь, а также советников для борьбы с приобретающим все большую силу оппозиционным движением.
Американские и европейские историки-аналитики причину возникновения кризиса в Афганистане видели в Апрельской революции 1978 г. Большинство из них отрицало существование реальных социально-экономических предпосылок и революционной ситуации, а в происшедших событиях видели прямую связь с советским влиянием и с деятельностью Народно-демократической партии Афганистана (НДПА). главной особенностью которой один из американских журналов считал «…неопытность, разобщенность и радикализм, предопределившие столь быструю катастрофу в Афганистане».
Народно-демократическая партия Афганистана возникла в середине 1900-Х гг. Спустя некоторое время она распалась на две группы — Хальк, к которой принадлежали Тараки и Амин, и Паргам, одним из видных деятелей которой был Кармаль. Первая группа, захватив власть и не пожелав делиться ею со своими политическими оппонентами, сослала Кармаля в политическую ссылку дипломатическим представителем Афганистана в Чехословакии. Советский Союз предпринял попытки воссоединить НДПА, но идея провалилась: воссозданная извне политическая коалиция, раздираемая внутренними распрями и феодальными интригами, не смогла долго просуществовать.
Летом 1980 г. был убит Амин, что открыло Кармалю дорогу на родину. Он изгнал многих своих бывших врагов из правительства и ведущих министерств.
Придя к власти после Апрельской революции 1978 г., Тараки и Амин, а позже и Кармаль, начали насаждать коммунистическую идеологию, развернули атеистическую кампанию и задались целью построить социализм в отсталой, племен¬ной и частично феодальной, многонациональной мусульманской стране. Такая внутренняя политика была обусловлена исключительно навязанными советским руководством догмами марксизма, а не реальными и объективными законами, управляющими афганским обществом и экономикой. Не сумев прижиться в обществе, не найдя отклика в сердцах простых людей, она лишь привела Афганистан к усугублению кризиса в стране Таким образом, процесс интеграции феодально-раздробленного общества на основе возникновения экономических связей между отдельными провинциями, почти не успев начаться, был насильственно прерван.
На основании анализа этой ситуации западные специалисты пришли к выводу внутренним фактором, вызвавшим кризис, была непродуманная и подогнанная под марксистские догмы модернизация афганских социально-политической и экономической структур; внешним и наиболее важным фактором стало введение советских войск в декабре 1979 г.
Заявление правительства СССР о том, что войска были введены по просьбе афганского руководства для помощи последнему в борьбе с восставшими бандитами и во имя исполнения интернационального долга, было воспринято и оценено западными официальными структурами и прессой как ложь. Об этом ярко свидетельствовало убийство бывшего правителя Афганистана Амина во время штурма советскими спецподразделениями его дворца, а также то, что его преемник на этом посту еще не появился на политической арене к моменту так называемого «приглашения». Активной критике подвергались также неоднократные заявления советских лидеров о неких «внешних силах», оказывающих содействие афганским повстанцам (имелись в виду в основном Пакистан и ЦРУ). Все эти мифы были созданы для оправдания появления «ограниченного контингента» за южными рубежами Советского Союза и прикрытия настоящих целей этой колониальной войны.
Советскому руководству не удалось убедить общественность капиталистического мира в своей искренности, и хотя на Западе по-разному оценивались цели Советского Союза в этой войне, все прекрасно осознавали ее агрессивный характер. Одни видели в ней стремление сверхдержавы изменить баланс сил в регионе и вести диалог с окрестными государствами, главным образом с Пакистаном, с позиции силы, а также продемонстрировать всему миру мощь и волю СССР. Другие, поддерживая в основном эту точку зрения, фокусировали внимание на том, что Советский Союз просто не мог оставить без помощи коммунистический режим в стране, где его неизбежно ожидали хаос и поражение. Часть западных политических экстремистов была даже склонна считать, что советская агрессия в Афганистане — это «долгосрочная стратегия, нацеленная на получение геостратегических преимуществ, связанных с получением доступа к теплым морям и нефтяным ресурсам Персидского залива».
С другой позиции подает ситуацию М. Гареев, бывший в 1979 г. заместителем начальника оперативного управления Генерального штаба: «…ввод советских войск был непродуманным, политически ошибочным шагом, нанесшим огромный урон нашей стране и афганскому народу». В армейском руководстве возникло две позиции при подготовке к вторжению:
Вообще не вводить войска (эту позицию занимал Гареев, причем это было бы предпочтительней для большинства Генштаба).
Ввести не 4-5 дивизий, а сразу 30-40, за два-три года добиться стабилизации положения в стране и прекращения боевых действий, взять под контроль, а затем уничтожить все каналы помощи оппозиции из-за афганских рубежей.
Несомненно, что и последний вариант был не лучшим, на чем настаивает генерал Гареев, но в любом случае он не прорабатывался и наверх не подавался
Уверенно можно утверждать, что советская акция в Афганистане расценивалась на Западе однозначно: советское руководство стремилось не столько оказать помощь истинно народному правительству Демократической Республики Афганистан в борьбе с империалистами и душманами и защитить завоевания революции, сколько предотвратить неизбежный в условиях банкротства просоветского режима контрреволюционный переворот.
С легкой руки журналистов в западной, а позже и в отечественной прессе эта война получила название «советский Вьетнам». Ни у кого не вызывало сомнения, что советские подразделения на своих боевых вертолетах могли достичь любой, даже самой отдаленной точки этой изолированной от всего мира страны. Однако все аналитики приходили к согласию в одном: если советские войска хотят получить выгодные для себя долгосрочные последствия, им надо «сойти на землю». Иначе они потеряют возможность справиться с вооруженными повстанцами у себя в тылу. Моджахеды, собственно говоря, действовали разобщенно и не были едины в своей борьбе. Но парадокс заключался в том, что их сила была не в единстве, а в том, что в этой стране на протяжении многих столетий каждый сам обеспечивал себе выживание. Одно племя или аул могли, увидев для себя в этом выгоду или под давлением силы, заключить союз с завоевателями, но другие продолжали борьбу.
Афганистан был отсталой страной практически не имел индустриальных центров, его промышленное производство было развито слабо, вследствие чего так и не сформировался сколько-нибудь сильный рабочий класс и рабочая организация, на которую, согласно традиции, могла бы опереться марксистская партия. Одной из главных ошибок в колониальной политике советских оккупантов и их афганских союзников было предоставление дополнительных властных полномочий многим местным князькам. Это значительно усилило дифференциацию общества, начатую Амином и Тараки, и создало опасную основу для сохранения раздробленности и усиления междоусобной войны в Афганистане на многие годы вперед. С самого начала войны даже оптимисты считали, что для реинтегрирования страны потребуется не менее 60-70 лет, а если русские, несмотря на противодействие мирового сообщества, в ближайшем будущем не откажутся от своего эксперимента, — то гораздо больше. В настоящее время мы видим, что это пророчество сбывается.
Эти причины давали основание Западу рассчитывать на то, что коммунистический режим в Афганистане не сможет существовать самостоятельно. Как только подразделения Советской армии будут выведены оттуда, он рухнет, ос¬тавив только ненависть к русским. В стране же начнется продолжительный период хаоса и гражданской войны.
По оценке западной прессы, положение в Афганистане «резко обострило отношения между Востоком и Западом … и привело к переоценке международной ситуации в целом в связи с новым и более трезвым взглядом на ту опасность, которую политика СССР представляет для глобальной стабильности и международного мира». В частности, сразу же ухудшились отношения между СССР и США в области двусторонних соглашений по ограничению вооружений.
Впервые Советский Союз применил организованную вооруженную силу за пределами своих границ, что вызвало особенную панику в западном мире, так как это было расценено как переломный момент в советской внешней политике и новый этап международных отношений во всем мире. Всем было понятно, что введение ограниченного контингента советских войск в Афганистан было ничем не прикрытой попыткой, которой приписывались далеко идущие последствия, с помощью грубой силы решать судьбу суверенной и формально несоюзной страны.
Советская агрессия подтолкнула капиталистические страны к сближению, чтобы сообща противодействовать агрессору. Исключительное место в этом формальном (в рамках ООН и НАТО) и неформальном союзе занимали США, еще более утвердившиеся в своем положении сверхдержавы. Между европейскими странами и США прошло несколько раундов совещаний, в результате которых администрации Картера удалось выработать основные направления совместной политики, направленной на усмирение агрессора и стабилизацию положения в регионе и во всем мире в целом. Были приняты следующие решения:
– во-первых, оказывать всемерную военную и экономическую помощь Пакистану;
– во-вторых, пригрозить Советскому Союзу, в случае продолжения его агрессивной политики в Афганистане, обострением едва наладившихся отношений с Западом;
– в-третьих, как более отдаленную перспективу США, уже без своих союзников, планировали усилить свое военное присутствие и развить сеть оборонных систем и военных институтов в регионе.
Не остались в стороне и страны третьего мира. Так, на Конференции исламских стран в Исламабаде действия Советского Союза были осуждены как агрессивные.
Западные страны заняли лидирующую позицию в подталкивании СССР к переговорам о выводе войск из Афганистана. Была даже предусмотрена возможность сохранения части контингента в столице и некоторых крупных центрах страны для поддержания коммунистического режима. Но предложения президента Франции Валери Жискар Д’Эстена и канцлера ФРГ Гельмута Шмидта о такой возможности остались без ответа.
Сейчас, после распада Советского Союза и исчезновения «красной угрозы», значение афганского кризиса оценивается несколько иначе. Оккупация СССР Демократической Республики Афганистан привела к резкому обострению международной обстановки и стала причиной сворачивания на некоторое время переговоров по сокращению вооружений. Человеческие жертвы в советско-афганской войне составили около 19 тыс. советских солдат, а также огромное количество афганских повстанцев и мирных жителей. Кроме того, эта война стала катализатором глубочайшего экономического и политического кризиса в СССР и во многом приблизила распад Союза и крах коммунистического режима.
События декабря 1979 г. в Афганистане привели к изменению внешнеполитического курса США. В стране была развернута кампания активной критики высшего руководства страны. Так, президента и его администрацию обвиняли в том, что они ничего не знали о планах русских относительно Афганистана и что готовность русских пойти на любые необходимые меры для поддержки там коммунистического режима оказалась для них полной неожиданностью.
В средствах массовой информации США началась акция широкой поддержки наращивания американского военного присутствия в третьем мире и разработанной администрацией США во главе с президентом Картером так называемой «доктрины Картера», состоящей из ряда мер политического и экономического воздействия на Советский Союз и его внешнюю политику. В частности, предполагалось установить эмбарго на поставки зерна в СССР, сократить находившийся на стадии становления обмен в культурной, научной и технической областях, бойкотировать вместе с большинством западных держав Олимпийские игры в Москве 1980 г. Кроме того, США потребовали от европейских стран и Японии сократить предоставление кредитов Советскому Союзу.
Зона Персидского залива «доктриной Картера» объявлялась жизненно важной для экономики США, в силу чего американцы были готовы прибегнуть к помощи оружия для обеспечения своих интересов в регионе. Однако доктрина не учитывала, что стабильное положение экономики некоторых европейских держав, в частности Франции и ФРГ, во многом зависело от экспорта продукции тяжелой индустрии в СССР. Отказ от торговли с Советским Со¬юзом вызвал бы значительные внутренние экономические потрясения, что весьма беспокоило европейские правительства. Эмбарго на поставки зерна негативно сказалось на экономике стран Северной Америки — самих США и особенно Канады. Олимпийские игры все-таки состоялись, так как основная масса африканских и многие азиатские страны не присоединились к бойкоту. Таким образом, попытки сильного политического и экономического давления на СССР были сорваны, больно ударив по внутреннему положению стран Запада. Поэтому администрация Рейгана отказалась от «доктрины Картера» и разработала свою.
Положительным моментом агрессии СССР стало резкое улучшение отношений между США и Пакистаном, поднявшихся на самый высокий уровень за весь послевоенный период.
Будучи заинтересованным в сохранении своего шаткого режима, правительство генерала Зия-уль-Хака неохотно предоставляло услуги по транзиту вооружений афганским моджахедам. Правительство СССР, учитывая, что все дороги, по которым оружие могло попадать в Афганистан, лежали на территории Пакистана, несколько раз предупредило Пакистан о возможности очищения и этой страны от американских империалистов, и по крайней мере один раз советскими войсками был совершен рейд в северные приграничные территории Пакистана, где были расположены лагеря повстанцев. Превращение Пакистана в настоящую опорную базу афганских моджахедов позволило бы Советскому Союзу не останавливаться на Хиберском перевале, что вызвало бы непременно падение шаткого режима генерала Зия-уль-Хака, и без того переживавшего большие экономические и социальные потрясения.
Новая внешнеполитическая концепция США — неоглобализм — была направлена на наращивание военного присутствия американцев во всем мире и особенно в зонах, объявленных жизненно важными для интересов США. В спешном порядке активизировалось военное сотрудничество со многими странами третьего мира, совершенствовались силы быстрого развертывания и оснащались крылатыми ракетами и ракетами «Трейдент», наращивались и модернизировались ВВС и ВМС. В районе Персидского залива постоянно были сосредоточены 1-2 американских авианосных соединения.
В целом, являясь ответом на агрессию СССР в Афганистане, новая внешне-политическая стратегия США также вызвала резкое обострение международной обстановки и способствовала гонке вооружений. Такая внешняя политика США привела к тому, что СССР ввязался в губительную для его экстенсивного хозяйства гонку вооружения, а это значительно приблизило глубочайший экономический и политический кризис, распад Союза и крах коммунистического режима. В конечном итоге эти внешние и внутренние причины и обусловили вывод советских войск из Афганистана 15 февраля 1989 г.
Не осталась в стороне от афганского кризиса и ООН. В начале января 1980 г. Совет Безопасности ООН квалифицировал акцию Советского Союза как от¬крытое применение вооруженной силы за пределами своих границ и военную интервенцию. СССР при поддержке пяти государств — членов Совета Безопасности из третьего мира наложил вето на резолюцию ООН. Таким образом, образовался почти единый фронт западных держав и государств третьего мира, в том числе арабских и мусульманских, против СССР.
13 сентября 1991 г. было подписано советско-американское заявление, в котором провозглашалось «право афганского народа определять свою судьбу без вмешательства извне», подчеркивалась «необходимость прекращения военных действий, немедленного проведения свободных выборов и создание переходного механизма под эгидой ООН».
15 ноября 1991 г. состоялись переговоры между делегациями от моджахедов и от СССР и РСФСР. На них представители афганской оппозиции заявили о своем согласии с перечисленными в советско-американском документе мера¬ми по урегулированию ситуации в регионе.
К сожалению, подобные меры реально не смогли воспрепятствовать продолжению кровопролития в стране. Было очевидно, что для политического урегулирования афганской проблемы и создания в Афганистане мирного государства необходимо сосредоточить усилия всех заинтересованных в этом государств, т. е. действовать сообща, всем международным сообществом в целом.
Наибольшее влияние на СССР с целью начать переговоры о выводе войск из Афганистана оказали западные страны. Но советское руководство упрямо держалось своего курса, пока бесперспективность и безнадежность войны не стала очевидной.
14 апреля 1988 г. было подписано совместное советско-американское соглашение «О взаимосвязи для урегулирования положения, относящегося к Афганистану». В нем оговаривались крайние сроки вывода советских войск из Афга-нистана: половина ограниченного контингента выводилась к 15 августа 1988 г., а через полгода, т. е. к 15 февраля 1989 г. — все оставшиеся подразделения. СССР в точности выполнил условия этого соглашения.
Было также заключено Двустороннее соглашение между Республикой Аф-ганистан и Исламской Республикой Пакистан о принципах взаимоотношений и,
и частности, о невмешательстве и об отказе от интервенции. В нем подчеркива¬лась необходимость «уважать суверенитет, политическую независимость и территориальную целостность РА и ИРП», а также обеспечение того, чтобы территория каждого из государств «не использовалась каким-либо образом для нарушения суверенитета, политической независимости, территориальной целостности и национального единства или для подрыва политической, экономической и общественной стабильности другого государства» и «не допускать на своей территории обучения, снаряжения, финансирования и рекрутирования наемников какого бы то ни было происхождения».
Вывод советских войск не подтвердил прогнозы Запада о том, что кабульский режим в силу своей полной нежизнеспособности падет сразу после прекращения советского военного присутствия, а коалиционное правительство группировок моджахедов установит в стране мир после изгнания «коммунистической чумы» Это свидетельствует о некоторой необъективности в их подходе к афганской проблеме.
Действительно, вывод советских войск 15 февраля 1989 г. вызвал не начало процесса умиротворения в Афганистане, а, наоборот, активизацию оппозицией военных действий. Были организованы крупнейшие наступательные операции моджахедов под Джелалабадом, Хостом, Кандагаром, Кабулом, Салангом. Но правительственные войска, успешно отразив эти наступления, в ряде районов перешли в контрнаступление, в результате чего восстановили свое оперативное положение и смогли его удерживать еще три года.
Однако пассивность РА в военных действиях, надежды на решение проблемы силой, активная подрывная работа оппозиции в армии РА, общая усталость населения и, главное, отсутствие реальных действий для улучшения экономической ситуации в районах, контролируемых правительством, привели в конце концов к падению режима Наджибуллы.