«Смех часто бывает великим посредником в деле отличия истины от лжи…»

(В. Г. Белинский).

В своем произведении «Пенсне» Михаил Андреи вич Осоргин уверяет читателей в том, что вещи живут своей жизнью. «Часы шагают, хворают, кашляют, печка мыслит, запечатанное письмо подмигивает и рисуется, раздвинутые ножницы кричат, кресло сидит, с точностью копируя старого толстого дядю, книги дышат, ораторствуют, перекликаются на пол­ках. Шляпа, висящая на гвозде, непременно пере­дразнивает своего владельца, — но лицо у нее свое, забулдыжно-актерское.

У висящего пальто всегда жалкая душонка и легкая нетрезвость. Что-то паразитическое присутствует в кольце и особенно в серьгах, — и к ним с заметным презрением относятся вещи-труженики: демократиче­ский стакан, реакционная стеариновая свечка, интел­лигент-термометр, неудачник из мещан — носовой платок, вечно юная и суетливая сплетница — почто­вая марка».

Кроме того, автор уверен в том, что только нечут­кий человек может усомниться в одушевленности та­ких предметов, как чайник или кофейник. Чрезвы­чайный интерес вызывают и перемещения вещей, их страсть к путешествиям. «Вещи время от времени ухо­дят гулять — на минуту, на час, иногда на очень дол­гий срок». Не стоит думать, будто они теряются, уве­ряет автор, они делают это вполне сознательно.

Однажды у него потерялось пенсне. Оно исчезло, когда автор сидел в кресле за приятным чтением и собирался протереть стекла. Обыскав все, он не на­шел пропажи. Это чрезвычайно его удивило.

Прошла неделя, но об этом случае забыто не было. Автор рассказывал о нем всем знакомым. Один устро­ил поиски индуктивным способом: «записал номер пенсне, начертил план комнаты, отметив расставлен­ную мебель, спросил, нет ли у меня в квартире обезь­яны, кошки или сороки, где я провел вечер накану­не, — и целый день мыслил, пользуясь главным образом методом исключения. К вечеру, недоверчиво и недружелюбно подав мне руку, он ушел. Жена его рассказывала потом, что он стонал всю ночь. Раньше это был спокойный человек, умеренных политичес­ких убеждений, знаток испанской литературы».

Автор рассказывает о том, как однажды обнаружил исмсне и наказал его, оставив стоять у стены. И и этот же день пенсне закончило свое существова­ние — на его сверху упала толстая пачка рукописей.

Своеобразный юмор, безусловно, сквозит в этом произведении М. Осоргина. Уже с самых первых строк, когда автор размышляет об одушевленности вещей, мы узнаем, что кресло, оказывается, копирует старого толстого дядю, а у шляпы есть свое — особое выраже­ние лица.

Интерес представляют те обстоятельства, при кото­рых автор подобрал свои образные сравнения. Возмож­но, эти ассоциации рождаются благодаря определен­ному складу характера.

Ведь только по-настоящему веселый и жизнерадо­стный человек способен разделить вещи на два клас­са — тружеников и паразитов; и только тот, кто тре­петно относится ко всему живому на земле, способен убеждать окружающих в безусловной одушевленнос­ти окружающих нас предметов.