«СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» — И ПЕСНЬ, И «СЛОВО». Жанровая система литературы Древней Руси была сложной. В ней переплетались жанры, заимствованные из византийской лите­ратуры, среди которых были руководства по богослужению, поуче­ния, молитвы и жития святых, а также произведения светского ха­рактера — естественнонаучные и исторические сочинения. Кроме того, существовала и система фольклорных жанров, которые нахо­дились в тесной взаимосвязи с жанрами литературными.

При этом они сочетались во множестве различных вариаций и образовывали богатую и разнообразную палитру стилей. Но, несмотря на это раз­нообразие, постоянно происходил поиск нового и зарождение форм.

«Слово о полку Игореве» представляет собой неповторимый и многогранный памятник литературы, гениальное произведение, которое органически вырастало из своего времени, времени высо­кого уровня развития культуры. В отношении жанровой природы «Слова» и до сих пор ведется немало споров. Одни исследователи видят в нем поэму, другие — воинскую повесть, третьи — былину, четвертые — торжественную речь. И все они по-своему правы. Да и сам автор называет свое произведение очень неопределенно — то словом, то песнью, то повестью. В различных частях «Слова» мы встречаем эти противоречивые характеристики: «Пристало ли нам, братья, начать старыми словами…», «Пусть начнется же песнь эта…» или же «Начнем же, братья, повесть эту…»

В поэме описывается поход на половцев русского князя Иго­ря. Однако ее содержание этим не ограничивается — автор вы­двигает общенациональную идею о необходимости объединения разрозненных русских княжеств в защите от половцев. Созданное сразу после похода Игоря, произведение явилось непосредствен­ным откликом на это событие, отразило со всей силой главное бедствие своего времени — отсутствие политического единства Руси, вражду князей между собой и, как следствие, слабость ее обороны. В нем, как в грандиозной панораме, отразилась жизнь русского народа тех времен.

И все же «Слово» не столько повествует о событиях похода, сколько анализирует их, давая ему оценку. Это взволнованная и страстная речь патриота, насыщенная обычными для устной речи терминами, образами, ритмикой устного языка. Автор ощущает себя говорящим свое произведение, а не пишущим его. Он постоянно обращает свои слова к людям — персонажам прошлого и настоя­щего: «О Боян, соловей старого времени! Вот бы ты походы те воспел…», — обращается он к былинному певцу; другие его слова адресованы храброму буй туру Всеволоду: «Ярый тур Всеволод! Незыблем ты в самой передней обороне…», или к самсщу Игорю: «Но уже, о князь Игорь, померк солнца свет…» Эти воззвания то и дело прерываются скорбными восклицаниями: «О Русская земля! уже ты за холмом!», которые еще больше усиливают ощущение близости автора к народу. И это скорее близость оратора к его слушателям, чем писателя к читателям его произведения.

С другой стороны, было бы ошибкой считать «Слово о полку Игореве» типичным ораторским произведением. В нем легко за­метить и явные элементы песенного стиля. Это проявляется в на­сыщенности лирикой, богатстве чувств и настроений, сильной рит­мичности. Рассказывая о походе, автор преисполнен такой силь­ной скорби, таких сильных и волнующих чувств, что не может удержаться от вмешательства в действия Игоря и пылкого выска­зывания своих чувств:

О, далеко залетел сокол, птиц избивая, — к морю!

А Игорева храброго полка не воскресить!

Не случайно и то, что своим предшественником создатель «Слова» считает Бояна — певца, поэта, исполнявшего свои произ­ведения под аккомпанемент струнного инструмента. Несмотря на то что он отвергает манеру Бояна:

Пусть начнется же песнь эта по былинам нашего времени, а не по замышлению Бояна, —

однако он сам творит в том же роде поэзии, что и известный на­родный певец. Народно-песенное начало ярко прослеживается во многих частях произведения, которые близки к хвалебным пес­ням или к народным плачам.

Таким образом, в литературе существуют две жанровые систе­мы: письменные, к которым относятся летописи, поучения, повести, сказания, и устные, представленные былинами, песнями, сказками, поговорками и т. п. Однако однозначно отнести «Слово о полку Игореве» к какой-либо из этих систем невозможно. Оно органично соединило в себе в равной степени и устное творчество, и письмен­ную традицию. Следовательно, «Слово» — произведение, которое не является ни чисто устно-поэтическим, ни литературным. В этом скрещении двух направлений и заключается его своеобразие, слож­ность его идейно-жанровой природы. Именно поэтому язык и стиль произведения всегда будут вызывать живой интерес ученых, иссле­дователей, литературоведов и простых читателей.